684553-1324382736 (1)

Глава Новогодняя 2018

Работа в злачных заведениях и так не отличается особым разгильдяйством. Но у меня звёзды сошлись: я работал в корчме гильдии воров, я работал в ночь, я работал в последний сандас Вечерней Звезды. Занимательно, что покровитель вор, но я рассматривал Гильдию как место перекантоваться и не умереть от рук наёмников Хелсета.

Вместо этого я, в празднование Нового Года, буду хуярить. Причем, в качестве новогоднего подарка, мне дали уникальный шанс «проявить себя» — быть официантом и барменом одновременно. Я путал заказы, тыкался туда сюда и со мной флиртовал какой-то пьяный альтмер.

Что происходит с провинцией? Каломники, жопобрейни, бандитизм и растление. Вся эта жизнь стала походить на затянувшийся рассказ об одной единственной шутке, потерявший актуальность вечность назад.

Вспоминая предыдущие праздники, полные веселья, угара, движения, я чуть не всплакнул, то ли от тоски, то ли от горячего чаю, что требовалось отнести наверх.

— Берись за ручку, он горячий — тут же подъебнул босмер, петляя меж гостей как рыба в воде.

— Дранус — внезапно почувствовал я, как кто-то положил руку на моё плечо — Иди, садись за стол, готовься праздновать — хмыкнул Фейн — Сейчас приедут парни из «Грязного Мюриэля» — мы кутим в Балморе. Ювелир с ребятами помогут, да и на втором этаже будет бар.

— А, что? — не понял я — Что с Трактиром Грязного Мюриэля?!

— Да…снова эти ханжи из «Привратного»…написали очередную жалобу, а Телванни даже разбираться не стали. Новый Год как-никак. Так что расслабь булки, мы же не садисты.

Я обомлел и даже как-то улыбнулся, не веря во внезапный выходной. Ещё не понимая до конца, я взял пинту мацта и сел за столик, смотря как входит Аэнгот Ювелир с командой.

Кстати, из Садрит Моры ворвались не толкьо они: были так же и маги и пол Волверин Холла. И вообще — народ постепенно стал всё плотнее наполнять «Южную Стену». Я уткнулся в стакан, дабы не привлекать внимания, и стал слушать:

Я расскажу тебе как пал самый страшный контрабандист Горького Берега, что подмял под себя всё Море Призраков, от краю до краю!

Чтоооо?! Дед, еб твою мать, когда же ты сдохнешь со своими ебучими пиратами! -заорал молодой данмер буквально в столике от меня.

По соседству куксился босмер с многочисленными обморожениями. И где его так угораздило?

Впизду баб! — бубнил он, после каждой выпитой стопки суджаммы. А стопок я насчитал порядка десяти.

Не занято? — подсел ко мне мер с весьма непримечательной внешностью. Настолько безликий, что мне показалось, я забуду его лицо, едва моргну.

Нет, нет, присаживайтесь — улыбнулся я — кстати, вы не замечаете, как летят дни, месяцы и годы, неустанно приближающие к самому концу в леденящих объятиях тишины? — зачем, то спросил я. То ли пытаясб создать дружественную атмосферу с этой мрачной рожей, то ли груз его мыслей вынудил меня задать такой вопрос, не знаю.

Да — сухо ответил мер, когда ему принесли мацта. — Замечаю, скамп побери. Потому что какие бы тяготы не переносили мы на своем пути, что бы ни омрачало наши дни, нет ничего дороже, чем жизнь, прожитая тобой самим, и никем другим. Чем жизнь, которую не диктуют со всех сторон, чем жизнь — в которой пылает огонь. Даже в зимние ледяные ночи. Хм. Сегодня уже начало нового года, надо же. И хорошо, что так.

Всем выпивки за мой счет, мутсеры! — вдруг резко выкрикнул он и не спеша сделал глоток из своей кружки.

Хэхэй! Хо-хо! — тут же закричал Фейн, а гости радостно зааплодировали.

Я с опаской покосился на данмера. Что же он такое сделал? Спрашивать даже расхотелось. Я занервничал и стал озираться, сделав вид что увидел кого-то знакомого.

Молодая бретонка лет двадцати, явно ускоренная, с отвращением провожала взглядом каждую тарелку, уносимую официантами, злобного вида орк, так и не сняв фартук гро, испепеляющим взглядом бурил каждого мужика в таверне. Пидор что ли? Помятый данмер вёл за талию рослую нордлингшу, явно лупившую муженька за всю хуйню, ещё один нервный босмер с куском отмычки прорычал: «Сожри Дагон тех, кто заставляет работать в Новый год!», нелепый хаджит с книгой стихов Вивека, взгляд было не на ком остановить.

О, вот и ты! — громко сказал я, смотря на лестницу и пошел наверх, во второй бар. Что за отребье забило «Южную Стену»? С другой стороны — чему удивляться. Приличные люди и меры сейчас вместе со своими семьями встречают переход в новый год с флинишком, Никс-стейком, рыбой-убийцей под шубой, грязекрабовым салатом и что там ещё обычно едят.

На втором баре оказался прям таки молодежный бар. Аэнгот Ювелир лихо жонглировал бутылками, подмигивая молоденьким эльфийкам. Их крепкие спутники по очереди выходили на балкон и возвращались, шмыгая носом. Простудились наверное, подумал я и последовал «подышать» вместе с ними.

Похуй на возраст, на Хелсета, на то что с утра я буду похож на мантию лича! Время праздновать Новый Год и сегодняшнюю ночь я хочу, в конце концов, побыть собой! Побыть простым имперским парнем, что приехал на родину Темных Эльфов по приказу императора, а его там выебали в жопу!

Всех с наступающим, друзья.