tgnGz2bts34

Глава 1

Я стоял на коленях там, где так и не успела начаться глава моей новой истории – у ворот Брумы. Меня всего трясло. Из одежды – лохмотья. Руки… Руки человека. Всё. Высосите все!Я жив!Я вас всех на хую вертел!Нахуй Шеогората! Нахуй Азуру! Нахуй Императора!
Вскочив, я бросился бежать подальше от Храма Повелителя Облаков и всего этого дерьма. Инвентарь – Ладья – Морровинд. Никаких больше воплощений, богов и прочего! Спокойная жизнь! Наконец-то! Ах, как же обрадуется Дро’Захар! Наконец-то скажу Мехре всё, о чем стеснялся заговорить раньше! Я бежал по Бруме, светясь от счастья и не замечая угрюмую атмосферу, царящую вокруг. Мне было плевать! Конюшня! Лошадь! Я молниеносно вскочил на первую попавшуюся и поскакал вперед, в Скайрим! На моё удивление, никто не выскочил за мной. Даже стражников у ворот я не заметил. Но у меня не было никакого желания задумываться о таких мелочах. Я жив, я свободен! И всё же, сколько времени прошло?
Я скакал во весь опор, прижимаясь к горячему телу украденного коня. Постепенно, приближаясь к горам, я начал охуевать. Пальцы каменели, изо рта шел пар. Но меня это радовало. Значит, Скайрим близко.
Белый проход.
— КАПИТАН!
— ЕЩЁ ОДИН!
— СТРЕЛЯЙТЕ В ЛОШАДЬ!
Внезапно я почувствовал, как теряю управление. Лошадь протяжно заржала, я упал в снег, ощутив спиной мёрзлую почву. Удар по голове, стягивание штанов, и я провалился во тьму забвения.
— От-так, в очко ему! Теперь вяжи!
— Ай, сука! Этот кусается!
— Нассыте ему в рот!
— Рвалов-аналоф, проклятый предатель, не рыпаться!
— Еби его! Еби!
Насмешливые голоса, острое жжение в области ануса. Вонь. Всё как в тумане. Открыв глаза, я обрёл себя в телеге со связанными руками. Я постепенно осмотрелся. Напротив норд в лёгкой броне. Рядом взъёбанный парнишка. Справа от меня, в дорогой шубе, ещё один норд с кляпом. От него пахло мочёй. Видимо, это ему ссали в рот. Впереди такая же телега с людьми. Замыкал шествие имперец на лошади. Имперцы! Я спасён!
— Эй ты, не спишь? – обратился ко мне патлатый нордлинг, сидящий напротив. – Ты нарушитель границы, так? Надо ж тебе было налететь на имперскую засаду! Они и нас поймали. И ворюгу этого – кивнул он на мальца.
— Проклятые Братья Бури – тут же заскрипел сильно помятый вор – В Скайриме было тихо, пока вас сюда не занесло! И Империи ни до чего дела не было! Если бы они вас не искали, я бы украл вон ту лошадь и рванул в Хаммерфелл! Эй ты – вдруг обратился он ко мне – Нам с тобой здесь делать нечего! Это за Братьями Бури Империя охотится!
Что? Какие ещё Братья Бури?
— Мы сейчас все братья и сёстры по судьбе, ворюга – осадил его патлатый.
— А НУ ВСЕ ЗАТКНУЛИСЬ! – рявкнул исперец, управляющий повозкой.
— А с этим мочехлёбом что не то, а? – шепотом спросил вор, как только сидящий со мной норд стал мусолить кляп, разливая ссанину по повозке.
— Попридержи язык. Перед тобой Ульфрик Буревестник, истинный король Скайрима!
— Ульфрик?! Ярл Виндхельма? – трясущимся голосом переспросил вор. – Но ты же вожак восстания! Если тебя схватили… О боги, куда нас везут?!
— Я не знаю, КУДА нас везут, но…Совнгард ждёт – мрачно подытожил патлатый.
— Я сплю, я сплю… – в панике залепетал воришка и принялся молиться.
Я же сидел молча, зная о своём везении влипать в истории. Что за бред?! Какие ещё Братья Бури?! Что не так с имперцами?
— Эй, коноёб, ты из какой деревни? – решил приободрить его Брат Бури
— Тебе-то что, а? – дерзил молодой
— Последние мысли норда всегда должны быть о доме – спокойно выдохнул Брат, явно заставив очкануть всех в телеге.
— Рорикстед…Я из Рорикстеда–чуть не плача отозвался тать, а я потупил голову, пытаясь вспомнить место, которое считаю своим домом. Комнатуха Косадеса?
Тем временем, процессия подъехала к какой-то деревушке.
Кто-то приветствовал генерала, до меня донеслись обрывки слов о палаче. Палач?! Эй, какого хуя! Я готовил себя к максимально худшему – ебле в сраку и тюремном заключении и то, лишь до поры когда недоразумение выяснится! Какой, в пизду, палач?!
Городская стена, детей уводят с улицы. Всё как в страшном сне. Имперец в доспехах генерала с альмтером, что-то язвит патлатый норд, потом рассказывает про какой-то мёд, как он тут поебался, про хуйню, малафью – мысль о палаче полностью выбила меня из происходящего. Что?! Вот так?! Бесславная, безызвестная казнь хуй пойми где и за что? С какими-то грязными нордлингами?
— Выводите их из повозки! Живее! – раздался крик имперского стражника и телега остановилась.
— Пошли, не будем заставлять богов дожидаться – услышал я неумолкающего Брата Бури и покорно спустился вместе с остальными.
— Нет, постойте, мы не повстанцы! – читая мои мысли стал кипишевать конокрад
— Прими смерть с достоинством, блеать – попытался угомонить его патлатый
— Скажи им правду, мы не с тобой! Это ошибка – не унимался тот.
Моё сердце колотилось так бешено, как никогда. Всё. Пиздец всему. Надо что-то делать. Нельзя просто стоять и тупить в пол.
— Когда вызовем – делайте шаг вперед, по одному – скомандовала баба в доспехах. Рядом пухлый валенок развернул какую-то бумажку и достал перо.
— Ох и любят имперцы дрочить по расписанию – усмехнулся остряк, спрыгивая с телеги.
— Ульфрик Буревестник, ярл Виндхельма – гнусаво зачитал детина-стражник
— Я горжусь тем, что ты был моим первым мужчиной, ярл Ульфрик – не смог сдержаться говорливый норд.
— Ралоф из Ривервуда
Говорун тут же заткнулся и покорно вышел. Ага. Аналоф, это, походу был он.
— Локир из Рорикстеда – назвали вора.
— Нет, я не мятежник! Вы не имеете права! – завопил он и бросился бежать, воплощая мой план побега. — Я вам не дамся, пидоры!
— Стой! Лучники! – завизжала мерзотная имперская шлюха.
Спина несчастного Локира превратилась в ежа. С хрипом, он растянулся по земле, не успев добежать до лошади. Я почувствовал, как по штанине потекла теплая струя мочи.
— Кто ещё хочет поспорить? – самодовольно вякнула мразь
Я точно расхотел.
— Постойте-ка – открыл рот читающий список – Эй ты, шаг вперед. А кто ты?
— Анус Дранус, имперец – сглотнув назвался я.
-Капитан, что с ним делать? Его нет в списке…
Вместо ожидаемых извинений я услышал совсем другое:
— В пизду список! Давай его на плаху!
— Мне очень жаль. Мы отправим твои останки в Сиродиил. Следуй за капитаном.
Стоп. Стоп! Я не хочу! Я из Морровинда! – попытался завопить я, но ком в горле не дал даже жалостливо засипеть. С обоссаной штаниной, которая постепенно схватывалась на лёгком морозе, я подошел в ряд к остальным и увидел плаху. Небольшой сруб, здоровенный палач с секирой и ящик для голов. Я обоссался ещё раз.

— Ульфрик Буревестник! – доносились до меня слова какого-то Генирала, будто сквозь перьевую подушку — здесь, в Хелгене, тебя кто-то зовёт героем. Но герой не станет использовать дар Голоса, чтобы убить короля и узурпировать трон!
Сквозь ссаную тряпку, закрывающую рот, Ульфрик что-то выкрикнул.
— Вы начали эту войну и погрузили Скайрим в хаос, и теперь Империя воздаст вам по заслугам!
Генерал отодвинулся, уступая нам дорогу в последний путь. Жрица в балахоне затянула было отходную молитву, но терпение одного из приговорённых быстро кончилось. Рыжий уебан, в тех же синих доспехах, что и говорун Ралоф, сам направился к плахе.
— Во имя Талоса злоебучего, заткнись и давай к делу!
-Как скажете – вежливо пискнула та
Капитанша положил руку ему на плечо и нажала, опуская на колени. Смельчак плюнул в корзину.
— Я что, всё утро ждать буду?
Предсмертные выебоны закончились плачевно. Имперка въебала бедняге по ногам и поставила ногу на спину.
Холодно сверкнули глаза палача, его силуэт с поднятым к небу топором отбросил зловещую тень на имперскую крепость. В последний раз прозвучал смелый голос.
— Мои предки улыбаются, глядя на меня, имперцы. А ваши улыбаются вам?..
Я на всякий случай закрыл глаза. Коротко стукнуло. Селяне позади нас потрясали кулаками.
— Поделом!
— Мать ебал!
— Смерть Братьям Бури!
Ралоф не сдержался от комментария:
— Жил без страха, и умер без страха.
— Следующий! Имперский предатель
— Что за звук?! Вы слашали? – вдруг всполошился подпёздыш имперской капитанши
— Следуйщий грю! – перехода на визг заорала она
Стараясь не дрожать, я подошёл к плахе. Тот норд всё таки умер. Плаха в крови. Тело грубо отпихнули в сторону. Тяжёлая рука легла на плечо. Ноги подкосились сами. Хотел бы я написать, что вся жизнь пронеслась у меня перед глазами, но нет. Меня колбасило, в голове как в колокол ударили, абсолютная пустота. Ни мыслей, ни желаний, ни воспоминаний. Только страх и отчаяние.
Я закрыл полные слез глаза и безвольно стоял раком. Вдруг послышались раскаты грома.
— Часовые, что вы видите?!
— Вон там, за тучами!
— ДРАКООООООН!
Ужасающий грохот заставил меня придти в себя. Вскочив, я бросился вперед, уворачиваясь от падающих с неба камней. Кровь, крики! Я забежал в какую-то башню, где среди раненых стоял пиздлявый Сралоф и Ульфрик, но уже без мочивинного кляпа. Я еле держался на ногах. Из ямы, да в петлю!
— Неужели легенды не лгут!
— Легенды не сжигают деревень.
Донеслось снизу, когда я мчался по лестнице наверх. Один из Братьев Бури копошился там, когда стена разлетелась и пламя дракона лишила беднягу шансов выбраться из-под завала. Не помня себя, я сиганул в окно. К счастью, упал прямо на крышу разрушенного трактира. Не обращая внимания на ушибы и ссадины, я рванул не разбирая дороги.
Дракон кружил прямо надо мной, превращая город в руины. Вопли селян, жалкие попытки отбиться напуганных солдат.
— Ралоф! Проклятый предатель! – услышал я знакомый голос подпёздыша капитанши.
— Мы бежим и сбежим, пиздюк! И тебе нас не остановить! – парировал норд.
— Ты ещё дышишь, висельник?
— Хуй соси, губой тряси, падаль! – неожиданно заорал я и бросился за Ралофом.
Этот фуфел ещё что-то кричал нам вслед про то, как нас дракон ебать будет и где мы там должны сгореть, но я не слушал. Мы влетели в какой-то укрепленный замок. Постепенно способность мыслить возвращалась. Только сейчас заметил, что руки до сих пор связаны.
— Дай-ка разрежу путы – предложил норд, едва дверь в крепость закрылась. Внутри было темно и прохладно, а главное — тихо. Почти тихо, ибо рёв чудовища и стоны раненых доносились через узкие бойницы. Под потолком висела пыльная люстра со свечами, глаза не сразу привыкли к тусклому свету. Вдоль стен комнаты валялись порожние бочки и ящики, а напротив входа в луже крови лежал мёртвец в уже знакомой синей броне. Ралоф перевернул его, вгляделся в лицо.
— Увидимся в Совнгарде, брат…
Затем он испытующе посмотрел на меня.
— Похоже, мы пока единственные, кому удалось спастись. Значит так… имперец. Ты сегодня тоже увидел истинное лицо своей Империи! Одолжи у Гуннира броню и опробуй топор. Они ему всё равно больше не понадобятся.
— Что? Раздеть его?!
— И побыстрее! Кажется я слышу шаги!
Не долго думая, я снял всё с мертвого норда и встал подле Ралофа. Из каменного каридора и вправду что-то доносилось. Голоса. Шаги.
Этот голос….Капитанша! Ну чёртова сука! Я яростно сжал топор. Мы задержали дыхание. Поворот ключей, металлическая дверь-решетка отварилась
— Ныа! – заорал Ралоф, опуская топор поглубже в имперское ебло. Я не остался в стороне. Адреналин просто зашкаливал. Хуй встал колом, я обоссался в третий раз. На этот раз успел спустить портки и тугая струя ударила по трупам. Ссать со стоячего хуя было больно. И откуда во мне столько мочи?
Ралоф в ахуе наблюдал за происходящим.
— Ты точно здоров, друг? – только и выдал он, когда я закончил.
— Это. Просто. Шок. – отозвался я и, после того как норд обшмонал обоссаные трупы и нашел ключ, мы пошли вниз. Оказывается, в крепости было довольно много помещений. Ралоф бормотал что-то о тайном выходе из города. Мы спустились по крученой лестнице, когда новый удар завалил коридор прямо перед нами. Дракон был натуральным чудовищем, сокрушающим всё на своём пути.
Нам пришлось идти через продовольственный склад. Внутри уже шуршали два имперских солдата. Завидев нас, началась драка. Я инстинктивно выставил руки вперед и выпустил пламя им в лицо. Ого. А не плохо. Воспользовавшись заминкой, Ралоф зарубил зазевавшихся солдат и осмотрелся.
— Давай-ка оглядимся. Соберем немного зелий. И крольчатинки.
Я обвел помещение взглядом. Ковёр. Камин. Шкуры по стенам. Приятное свечное освещение, уютная каменная кладка, шкафы и мебель из качественного деревянного массива. Ящики, бочки, складская утварь и продукты просто очаровывали. Кроличьи тушки, дич развешана под потолком, ожидая своего часа. Ароматные специи завершали упоительную картину.
Тут только я ощутил весь спектр ощущений своего тела. Голод, холод, боль. Да! Мясо, специи, свежие овощи! Всё это было тут. А ещё мой взгляд привлекла пузатая бутылка. Вино? Бурбон? Похуй.
Мммм….Всё-таки вино.
— Так, ты что бухаешь?! – одёрнул меня новый друг-нордлинг – Хватай всё что нужно и пошли! Осмотреться не значит пикник устраивать! Ангус, или как тебя?
-Анус Дранус, имперец и
-Мерзость какая. Готово? Тогда пошли!
Догрызая яблоко, мы вышли в следующую дверь, ведущую в коридор. Факелы по стенам освещали темные ступени. В нос резко ударили жуткие запахи.
— Тролья кровь! Это комната пыток! – констатировал Ралоф, а я приготовил топор. Нам не рады тут.
Ускорив шаг мы оказались в месте, которое я хотел бы не видеть. Клетки, знакомые кандалы, кровь и говно повсюду. Старый сморщенный дед в чепце, хуяча молнией, драл в сраку высокую блондинку. Напротив крепкий имперец проделывал то же самое с пареньком из Братьев Бури, отбивая пердак последнего рукоятью секиры, вымазывая собственной спермой своё лицо. Нам удалось отбить блондинку, но парнишка, к несчастью, скончался. Каловая диета и непосильная ебля сделали своё дело.
— Я тут ахуенно развлекался с вашими друзьями – смеялся дед, выхаркивая кровь в предсмертной агонии. Мда, Херодёр курит в сторонке.
Ралоф помог девушке подняться, расспрашивая об Ульфрике. Я молча смотрел на грязь вокруг.
— Эй! Кажется в клетке что-то есть!
— Куча говна? – сглотнув, попытался я разбавить ситуацию.
-Попробуй открыть – не обратив внимания на шутку, подозвал меня норд.
Я взял стандартную отмычку и направился к замку.
Внутри, в магической робе и кверху дырой, лежал убиенный колдун молодой. Рядом книга заклинаний, золото. Явно попал сюда по ошибке. Но тюремщикам было похуй. Бедолага. И заплатить золотом же хотел…
— Магов тут не жалують – положил мне руку на плечо Ралоф. – Так что если вздумаешь ворожить – вспомни этого парнишку.
Взяв всё что можно, мы двинулись дальше, втроем.
Впереди новый проход – и снова имперские солдаты! В этот раз я убегать не стал – махал топором яростно и дико. Проход, кстати сказать, плавно перешел из крепости в подземные пещеры. Посреди бежал ручей, а дорога петляла извилистыми ходами. Мы с Ралофом двинулись дальше, а баба решила дождаться остальных. Кого остальных уж выяснять не стали. Я завидел свет и побежал вперед, как вдруг вступил во что-то липкое и уебался оземь.
Отовсюду тут же послышалось шевеление
— АААА, Ралоф, спасаааай! – завопил я дурным голосом.
Норд не растерялся, заиграла тетива, засвистели стрелы. Кое как подняв глаза, я смог их увидеть: пауки. Ебучие громадные пауки окружали со всех сторон. А вступил я в паутину. По правде никогда не видел настолько здоровенных пауков. Их волосатые конечности мельтешили вокруг моей головы, не давая подняться.
— Ненавижу этих тварей! У них слишком много глаз, понимаешь? – подавая мне руку усмехнулся норд.
Я поднялся, отплёвывая паутину. Просвет в пещере оказался слишком высоко. Ничего не поделаешь – придется идти в обход.
Направляясь вверх по ручью мы успешно выбрались в медвежью берлогу.
Помимо спящей медведицы рядом стояла телега с вином и кошелем денег. Явно схрон какого-то хитровыебанного барыги. Я осторожно затарился вином и монетами. Чувствую, новая жизнь вот-вот заиграет новыми красками, если нас не задерет медведь. Мы сделали по хорошему глотку, дабы согреться и набраться смелости.
Ралоф попытался уломать меня подстрелить животное, подсунув лук, но я оказался умнее:
— Не, тут лучше на кортышах да нацыпочках.
Так и поступили. Медведица пёрнула во сне,а мы с нордом шарахнулись во весь опор.
К нашему общему восторгу, за поворотом нас ждала СВОБОДА!