Глава 1

Вчера ко мне ворвались три охранника. Последнее, что я помню — удар по голове, брань, стягивание штанов, и я проваливаюсь во тьму забвения.

Из комы меня выдернул гнусавый голос Дрета:

-Эй, ты там! Ты! Сородич! — пиздел он какому-то новичку

Откуда ты, а? — нагонял мер страху-Из Вварденфелла? У тебя там осталась жена? Я скажу тебе вот что. Я выхожу отсюда через пару недель. И когда вернусь в Морровинд, я присмотрю за ней. Ей должно быть, так одиноко. Ты ведь волнуешься за неё? Я буду заботится о ней после твоей смерти. Ох, это точно. Ты умрёшь здесь!

— Ну всё, хватит уже! — вставая с того, что тут считалось кроватью, крикнул я – Дрет, у тебя найдется чем обидеть любого, ну своих то гнобить зачем?

 

— А ты заткнись! Фуражир квочка! Ты моя сучка! — тут же набросился Вален, явно разозлившись моим ремаркам.

— Заткнулись там оба! — заорали подоспевшие стражники.

Я подготовился к худшему. Однако, открыв камеру, меня просто выволокли за мошонку и швырнули в соседнюю клетку. Затем ту же процедуру проделывали со всеми заключенными, меняя их камерами в каком-то безумном порядке. Стражи выглядели озадаченными и чересчур ответственными.

Прямо в коридоре пиздили какого-то хаджита. Скорее всего, от этой суеты горемыка начал линять, что привело взмыленную охрану в бешенство.

Пару дней назад в тюрьме как раз объявился М’Айк Лжец, но нам, к сожалению, не удалось пообщаться. Хитрый хаджит наврал несчастному соседу про скууму в заднем проходе, и пока наивный зек рылся в жопе кота, тот сжал анус и позвал стражу. Подставленному любителю кошатины порвали сракотан к херам. Вся тюрьма слышала, как из его жопы с чавканьем вынули член. Вместе с ним стащили и часть кишки. Теперь при ходьбе она с хлюпаньем бьётся о ляхи. Это очень сильно раздражает охрану, поэтому хаджиты нынче в немилости.

Когда суматоха стихла, во внезапно нависшей тишине раздались шаги.

-Ты слышишь? – тут же захихикал Дрет. – Стражники идут….За тобой!

 

Да чтоб тебя – один из них уже подошел к моей камере.

— Эй, заключенный, отойди к окну! Живо! – Заорал имперец , тыча пальцем мне в лицо. Пока что только пальцем.

Я вздохнул, покорно отошел к окну, из которого не было видно абсолютно нихуя, и приспустил штанцы.

 

— Что этот заключенный делает здесь? – услышал я стервозный женский голос – Эта камера должна была оставаться свободной!

— Наверное стража напутала. Я лично выебу тут каждого вертухая…

— Ладно, открывай эту дверь.

-Оголяй зад, заключенный. Если у тебя встанет, мы убьем тебя без колебаний!

Я порядком прихуел от таких раскладов и попытался расслабить анус.

— Ты…. – внезапно раздалось стариковское бормотание – я видел тебя!

— Что, простите? – повернулся я.

— Подойди ближе. Хочу тебя я выебать. Именно тебя я видел во снах. Боги, дайте силы мне!

— Император! А я как раз хотел с вами увидеться! Я Анус..

— Не перечь воли императора, красноглазый! – осадил меня страж, — Если его величество хочет тебя — покорись!

-Что происходит?! – только и успел выкрикнуть я, когда охрана скрутила меня, а вялый императорский писюн шлепал о ягодицы.

— Мои сыновья подверглись нападению ассассинов и я следующий – шамкал Уриэль Септим – Мои клинки ведут меня из города им ведомым секретным путем. По воли случая, вход в тоннель в твоей темнице.

— Я тоже из клинков! – прохрипел я, — Оставьте мой тоннель в покое!

— Я твой император! Послужи своей стране. Своим путем.

-Я … Анус Дранус!…Из Морровинда! Азура прокляла! Боги…

-Возможно, боги поместили тебя сюда, дабы мы встретились – так и не возбудившись, монотонно продолжал император.

-Пожалуйста, ваше величество, мы должны идти дальше – одернула нашу беседу стервозная баба, всё это время нервно теребившая сосок.

Нажав на какой-то камень в моей камере, стена отъехала в сторону, открывая путь в тоннель.

— Ебическая сила! – только и сумел выдавить я, поправляя обслюнявленные императорским хуем штаны.

-Похоже сегодня твой счастливый день – бросил мне проходящий мимо клинок-редагрд. – Только не путайся у нас под ногами.

Я хотел было вернуться, сказать Дрету что-нибудь напоследок, но побоялся. Мало ли, тот позовет стражу и мой побег накроется вертухайским хуем. Буквально.

Пару раз больно уколов ногу о каменную крошку, я спустился в серые извилистые катакомбы под тюрьмой.

Перейдя на бег, получилось довольно быстро догнать Императора и его свиту. Но, не успел я начать разговор о моих отличиях в Морровинде, как откуда-то сверху спрыгнули дреморы!

От страха я попытался скастовать фаербол, но лишь прожег себе рубаху.

— Защищайте императора! – вскричали клинки и бросились на дремор.

Через пару ударов на землю рухнули культисты в алых балахонах. Призванные доспехи! — догадался я, освежив в памяти заклинания школы Колдовства. Процессия двинулась дальше, а я осмотрел мантии и решил переодеться. Никаких явных символов нет. Просто красные мантии. Прекрасно. Как только я спустил портки, то обнаружил труп той самой стервозной бабы. Немного помедлив, я все таки выпустил член из рук. Нет, старина. Ты еще не скатился. А вот катана не помешает. Отбросив мысли некрофильного содержания, я натянул мантию и взял в руки оружие. А не перерезать ли этих сосунков самолично? – задался я коварным вопросом.

— Ты остаешься здесь, заключенный. Не пытайся идти за нами – надменно разрушил мои планы редгард и, пнув в яйца, побежал вперед.

Не успела боль отступить, как в метре от меня обрушилась стена, за которой оказались две жирные крысы. Ну крыс пиздить я умею! Вспоминая старую закалку, принялся махать мечом я.

За стеной оказалось довольно просторное помещение, со скелетом лучника и каким-то заброшенным колодцем. Ума не приложу, что могло здесь находиться раньше. С ностальгией поглядев на лук, я прошел мимо. Все-таки не зря же я тайно учил разрушение! Магию никакие стражники отобрать не смогут. А стрелы только инвентарь засоряют.

Убийство крыс и прогулка дальше, чем до сральника и обратно, подняло мое настроение. Я чувствовал себя отдохнувшим, полным сил и энергии. Я не вспоминал ни пьяные вечеринки у Крассиуса, ни избиения в луже с блевотиной в тюрьме. Я жил здесь и сейчас. И это было круто. Хвала богам, мучительное ожидание ушло. Похуй на тюрьму, на Императора, на всё что было и всё что будет. Сейчас я жив и свободен, одет и вооружен.

Минуя пару коридоров я вышел в зал, где вперемешку с черепами и оружием валялись сыр и салат-латук. На удивление, продукты были свежими, а значит, оказались тут недавно. Даже крысы не успели сожрать. Видимо, тайный проход клинков не такой уж и тайный.

И снова извилистые пещеры, запах пыли и помета. Запах жизни. Я плутал около получаса, успешно сбежав от живог мертвеца, невесть откуда вылезшего, находя какие-то спрятанные сундуки, барахло и даже ступку и пестик подмастерья. Даже попав в засаду к гоблинскому шаману, я не растерялся и с улыбкой разбил ему ебло об чан с черепами.

Наконец, одна из пещер вывела меня обратно в катакомбы, где я не мог не заметить процессию Императора.

-Черт! Опять этот заключенный! Убейте его, он может работать на этих убийц! – заметили меня клинки.

— Нет! – неожиданно вмешался Император.- Не из них он. Он может помочь. Он должен помочь.

— Простите, сир, но последняя моя помощь обернулась шестью годами унижений и изнасилований. И как раз об этом я мечтаю с вами..

— Слушай – игнорируя мои просьбы, продолжал безумный правитель – Тебе ведомы Девять? Тебе ведомо, как

— Да я в рот их ебал! – кончились мои нервы.

-Пылают все они. И каждая есть знак. – закончил Септим. – Победы иль иные свидетельства успеха сейчас не важны. Могу сказать, я жил достойно и дух мой упокоится легко.

 

— Ты что тупой – окликнул меня черномазый клинок. – Не видишь, старый Император стал. И похую ему твои проблемы! Своих хватает! От тебя тоже может быть польза. Неси этот факел и держись рядом, раз уж свалился ты на нашу голову!

Я взял факел и поплелся в конце. Я. Нереварин. Советник Дома Хлаалу. Грандмастер Гильдии Вольных Стрелков. Почетный гость Клуба «Никаких Имен» Да меня каждый эшлендер в лицо знал! А теперь я несу факел, причмокивая расхлябанным анусом. Без имени, без рода и племени.

Пара-тройка импульсивных замесов, в которых я никак себя не проявил, в результате чего было принято решение усадить меня в уголок вместе с Императором-бабушкой.

— Ваше Высочество — начал я. – Как насчет хотя бы подписание документов, о том что я..

— Я не могу идти дальше – потрепал меня за щеку Уриэль Септим. – Тебе в одиночку придется противостоять Принцу Разрушения. Амулет Королей не должен достаться ему. Возьми Амулет. Отдай его Джоффри. Он один знает, как найти моего последнего сына.

— Блядь, да выслушайте же вы меня! Поймите, я Анус…

Не успел я договорить, как за спеной Уриэля Септима появился ассассин и всадил меч прямо императору в затылок, да так, что лезвие вытянулось изо рта. Император захлопал глазами и рухнул на землю.

В изумлении я растерялся, и если бы не вовремя подоспевший редгард, лег бы рядом с императором.

 

— Нет…Талос, спаси нас…. – склонился клинок над телом своего сюзерена. – Мы подвели его. Я подвел. Мы поклялись защищать императора, а теперь он и все его наследники мертвы

— Э…Вообще-то есть еще наследник и Амулет Королей…

-Что? Никогда бы не подумал. Тогда поспеши, тебе нужно добраться до монастыря. Я Баурус. — представился клинок.-

Сначала тебе нужно выбраться отсюда. За этой дверью должен быть вход в канализации, за закрытыми воротами. Мы как раз туда и направлялись. Это тайный выход из Имперского города. Или был тайным. Вот. Тебе понадобится этот ключ, чтобы открыть последнюю дверь, ведущую в канализацию.

— Канализация? – испугался я, вспоминая несчастного босмера

— Не волнуйся так. – внезапно раздобрел редгард — С тобой будет все в порядке. Я понимаю, на тебя свалилось сразу столько всего… Но уж если кому и пристало удивляться, так это мне. Я отправляю сбежавшего заключенного с Амулетом королей! Но император доверил его тебе не просто так, а я верю в нашего императора. Амулет королей нужно доставить Джоффри в монастырь Вейнон. Он знает, что с ним нужно делать. Джоффри должен знать, как найти наследника, о котором говорил император. Этот Амулет должен попасть в руки наследника императора Уриэля, чтобы новый император мог быть коронован!

— Вообще-то меня зовут Анус Дранус! Я имперец и истинное воплощения Луны и Звезды Лорда Неревара Индорилла, но Азура прокляла меня, сделав кожу пеплом, а глаза углем, и…

— Так, слушай-ка сюда, скуумовый мой – наклонился ко мне редгард. – Даже если всё что ты говоришь правда – завязывай об этом болтать. За подобную ересь тюрма – это сказочное везение.

— Везение? Сосать хуи изо дня в день? – переспросил я.

-Какие еще хуи? – удивился Баурус. – В Сиродииле запрещено мужеложество, друг. А даже если с тобой произошло надругательство – ты всегда мог запросить бумагу для подачи жалобы… Хотя, не знаю, — зубы у тебя целы. В оркских тюрьмах выбивают клыки, чтоб сосалось лучше и откусывать нечем было. А то я б точно откусил, будь я заключенным в той выдуманной тюрьме, где как ты говоришь «заставляют сосать».

— И умер бы – попытался отмазаться я

— Ну и что? – парировал Баурус. – Потом бы стража думала, перед тем как хуи в рот сувать – стоит ли оно того? Ладно. Теперь ты Ванал Дран. Знак – Любовник, Класс – Воин Слова. Уж больно много ты пиздишь. Вот бумага, Джоффри печать поставит. Всё, гуляй.

После чего Баурус передал мне ключ от канализации.

Я с лязгом отворил ржавую дверь, вдыхая зловонную сырость. Аккуратно ступая на влажные камни, я с опаской вглядывался в бурлящие сточные воды. Один неловкий шаг и вот я соскальзываю, ударяюсь головой и через пару часов лежу в тюремном проходе, вздувшись от говна. А рядом ржет Дрет и дрочит. Ужаснее побег и придумать трудно. В памяти то и дело всплывал тот всплывший босмер. Холод и вонь не давали сконцентрироваться, но осторожность помогла мне добраться до лестницы. Завершилось всё решеткой из большой трубы. Я потоптался перед выходом, собираясь с мыслями и, вдохнув, вышел наружу. Яркое солнце ослепило меня. Блики на воде, порыв ветра. Я вернулся, Тамриэль.