Глава 10

Тяготясь раздумьями о стереотипном общественном мышлении, я позволил себе пофилонить еще один день. Оказывается, не полностью просрал жалование. В Суране всё оплачивал норд, а завтрак мне оплатил паломник. Кстати, частично восстановившаяся память выдала мне еще один интересный факт. По словам норда, у них, в Скайриме, гомосячить можно на самых законных основаниях. И окружение будет считать вас благочестивыми супругами, несмотря на то, что вечерами вы рвете друг другу пердаки. Вот вам и суровые северные парни.

Рано утром, пока Кай еще спал, я тихо собрал вещи и вышел.
Втянув воздух утренней Балморы, свежий и прохладный, я поёжился и прибавил шагу. Какая-то данмерка-простолюдинка презрительно бросила «и чего не спится пидорасам» в мой адрес, но я прошел мимо. Не стал доказывать с пеной у рта, что мы всего лишь сожители и в жопу не ебемся. Ебались же, чего уж. Всё же стоит подумать о мантии. С утра тут действительно холодно. Жаль из мантий мне попадались только драные мешки с дыркой для головы, самых поносных оттенков. Кое-как доскакав до Гильдии Магов, сразу направился к телепорту. Вертел я в такой холод на блохе скакать. А тут – немного помутит и из помещения в помещение. Куда приятнее.
В Гильдии магов недовольная бретонка, по-видимому, не выспалась и нехотя взяла у меня деньги.
— Хорошо, вставайте вот сюда. По моей команде: Вдохнуть и не дышать.

— Дышите – раздался уже другой женский голос.

Я вышел из Гильдии Магов в загаженном Квартале Чужеземцев. Через пол часа я, наконец, попал в родной округ, сходил за мацтом и вернулся к Дро’Захару. Посидели, поржали. Я рассказал ему о путешествии в Суран.
— Мог бы хоть сахаррру закинуть. – упрекнул меня хаджит.
— Дак а разве там не ты барыга? – удивился я.
— Неее… Это ж, считай, Балмора. Там Ра’Вирр всё деррржит. Оррружие, наррркотики… Давно с ним не пересекались. – протянул Дро, задумчиво отхлебывая пиво.
— Был я как-то у него. Пытался мне впарить своё барахло. Выглядит не броско. Даже бедновато для барыги.

— Хех, а я, что, не бедновато выгляжу? – усмехнулся Захар. – Тут же расизм пиздец. Увидят хаджита видом чуть лучше блевотины – вломят пизды, начнут копать, откуда, да почему. Это тут я в халупе живу…Видел бы дом в Эльсвейре…

Просидев с котом остаток дня, я переночевал дома. Проснулся, вытряс хлам, прибрался и поехал к Косадесу. Не то, чтобы снова понадобились деньги, хотя и это тоже, просто хотелось отвлечься, переключиться с самоанализа и занять голову чем-то еще.

Кай выдал очередной адрес. На этот раз мне нужно было ехать в Альд’Рун. Ни разу там не был. Более того, разговор состоится с бывшим эшлендером. Хассур Зайнсубани нынче стал богатым торговцем с нездоровыми амбициями. Подкатить без подарка было никак нельзя. Что я знаю об эшлендерах? Спят в палатках, не моются, подтираются ладошкой. И чего ему дарить? Книжку с мягкими страницами?

Ладно, потом буду с этим запариваться. Я одел одну из не проданных мантий и поехал в Альд’Рун.

Ебучий, тьфу, блядь, песок, тьфу, нахуй – вот мое первое впечатление об этом городе.
Я чуть не наебнулся с подъемника на блоху, пока спускался под этим ветром из песка, пепла и какого-то мелкого говна, залетавшего в уши, глаза, карманы, складки одежды и уже скрипевшего на зубах. Кое-как узнав, как пройти до таверны я, отплевываясь, забежал в бар. Только сейчас смог осмотреть странную, не встречавшуюся мне до сих пор, архитектуру.

-Скажите, — спросил я молодую барменшу-данмершу – а что это за ебень, из которой тут всё понастроено?
-Проявите учтивость. Это Скар – поднося киродиильский бренди со стейком из никс гончей, сказала эльфийка.

Как оказалось скар – это панцирь императорского краба. Что за пиздецовый краб должен быть, я не смог себе представить.
Вкусно посидев, согревшись, вытряхнув песок, я вспомнил о деле и узнал, где находится этот самый эшлендер. На мою удачу он сидел тут же, в таверне.
Да, как вы все еще не спились с этими бурями, подумал я про себя. Кроме как бухать или жрать песок в этом городе делать нечего.
Я спустился вниз и поздоровался с единственным данмером в помещении. Угадывать не пришлось.
Как только мы начали общение, парень сразу залечил о вежливости, подарках, обычиях, подарках. О подарках упоминал несколько раз, как бы намекая, что эта часть обязательна и деваться некуда. Вот ведь ебаный торгаш.
— Вот сотня и мне не надо будет приносить вам стопку бумаги.
Поняв, что я уже давно всё понял, эльф перестал выебываться, взял деньги и передал бумажки для Кая. Надеюсь, ими он не подтирался.
Не спеша покидать таверну, мы выпили с эшлендером. Бури, к счастью, тут не постоянные, а потому, я решил переждать её, заодно поболтать с Хассуром.

— Ладошкой?! Нет, нет, мы вымачиваем листья для этих целей – шокированный моим вопросом данмер оторопел. – Кто вообще вам такое сказал?

— Да так, услышал в одном баре… — отмазался я

Перед уходом зашел разговор о семье, единстве, дружбе и Хассур рассказал про сына, решившего делать деньги на эбонитовой руде. Узнав, что я частенько бываю в разъездах, мер попросил меня передать привет своему сыну, если я его встречу.
На всякий случай я записал адрес подземного комплекса в Маме. А вдруг и правда пересечемся, и, пошатываясь, побрел к силт страйдеру. По пути мне попался седой придурок, Луи Чернозем. Я торопился и не понял, чего он на меня хотел. Что-то про остров и экспедицию. Буду в Альд’Руне трезвый, навещу его.

Я вернулся к Косадесу и лег спать. Мой утренний доклад Кай выслушал, а затем выдал.
Ты, возможно, Нереварин.

-Что? Кто? — не понял я.
— Ты что, блядь, не читал ничего? В курсе хоть, что за информацию собираем?
— Я думал вы что-то типа учителей истории….религию изучаете – стал оправдываться я.

Кай покачал головой и рассказал мне о том, чем я занимался. Что я шпион, секретный агент Империи, выполняю пророчество темных эльфов.

В ахуе от таких раскладов, я стал читать собственные отчеты. Итак. По пророчеству безродный уебан должен внезапно появиться и спасти всех темных эльфов от анального угнетения. Чтобы не было сюрпризов, император решил тиснуть на эту роль «своего человека». Этим человеком стал я. Про шестой дом и Дагот Ура я не читал, ахуев от серьезности происходящего.

Косадес честно признался, что боялся найти меня однажды под утро у дверей, сдохшим от передоза и разрыва сфинктера. Но я удивил его хотя бы тем, что жив и здоров.

Я читал приказы Императора, адресованные мне. Опять нужно было ехать, на этот раз в лагерь Уршилаку. Я был рад, что там не подтираются ладошкой, однако спать в палатке очень не хотелось.
В лагере меня должны были встретить глава тайного ордена Нереварина – Сул Матуул и Нибани Месса. Наебнув мяса в трактире «Восемь Тарелок» я спешно расписывал план действий.Надо бы поучить хоть какое-то колдунство, купить побольше стрел, настроится, собрать еду и бумагу (моченые листья, конечно, хорошо, но тоже не по мне) побриться, в конце концов.
Впереди были новые душные испытания, от которых меня мутило.

— Мы можем немного ускориться? – спросила меня высокая эльфийка – Наркоманка из Белой Гавани, когда я зашел к ней за эксклюзивным зельем лечения.
— Раз вы настаиваете…
Взяв у Ра’Вирра единицу напополам, мы вернулись к своим обязанностям.

Вспомнилась история, которую мне рассказал Астиус Ханотепелус, когда я заходил к тому одолжить соленого риса:

Однажды, Ра’Вирр решил продавать бриллианты. Купил за сахар пару камней у хаджитки из Гильдии Воров. А чтобы навариваться лучше, стал колоть их и обвешивать покупателей. Но, если с сахаром такая тема прокатывала, тут Ра’Вирра сразу спалили, дали пизды и попросили рассчитаться как следует. Колотые куски, которые никому оказались нахуй не нужны, кот бросил в тумбу и забыл про них. Через неделю Сладкоголосая Хабаси из «Южной Стены» опять пришла к Ра’Вирру за сахаром. Тот и отсыпал ей, «как своей», но не сахара, а колотых брюликов. Так совпало, что именно в этот день Бакола сварил суп с горьколистником и всех посетителей пробрало до кровавого поноса. Той самой хаджитке поручили сходить к Налькарии из Белой Гавани за лекарством. Ну а расплатилась та «сахаром». У альтмерши кровь носом пошла, глаза стеклянные, кошка в ахуе, думала, дознулась эльфийка. Короче, шуму было, выяснений…С тех пор Сладкоголосая Хабаси колет бриллианты, Ра’Вирр не обвешивает клиентов, а Налькария ненавидит трактир «Южная Стена».

Вернувшись к Каю, я сказал, что готов ехать. Небритый, с мешками под глазами, в пыльной мантии и с арбалетом я отправился в путь.

Косадес попращался, дал мне денег, подсказал нужных людей, у кого можно купить подешевле оружие и зелья. Похлопал на прощание по плечу.
Дранус…Эх.


Добавить комментарий