0BPihZHNGNc

Глава 14.

Я не спал. Просто лежал на потной то ли от знойной духоты, то ли от тяжелых мыслей простыне и смотрел на своды массивного потолока. Форт Стражи Рассвета был довольно внушительным,  хоть я и не успел его хорошенько рассмотреть. Шатался ночью у злополучной границы, ища Ущелье Утренней Зари , пока какой-то орк не увел меня и не разместил тут, в просторной зале с камином. Сказали, с утра со мной поговорит некий Изран. Рядом храпел белобрысый парнишка. А я всё думал, как представляться. Кто я? Маг Коллегии? А может, воин, ученик кузнеца? Вроде бы не осталось работы или заведение, на которое я не подписался. Или козырнуть связями в Гильдии Воров?
Печальный вздох вырвался из груди. Скажу просто. Анус Дранус. Искатель приключений.
Я почти улыбнулся. Приключения. Вот уж чего в моей жизни было хоть отбавляй — пророчества, даэдра, легенды. И я на главных ролях. Абсурд. Хотя, может в абсурдности и есть то самое божественное проявление той самой сути, которую все так упорно пытаются разглядеть? Что настоящие чудеса, как пощечина, встряхивают голову даже самого чопорного мутсеры? Это ведь я прибыл на корабле, ночуя с данмером при самых грязных обстоятельствах. Это я приехал к старому наркоману, что оказался шпионом самого Императора. Что я только не видел…. Диковинных зверей, продажных политиков, честных политиков, мудрых дикарей, диких горожан, безумных членов великих домов…..Членов, наверное, больше всего повидал….Женщин с членами, мужчин с членами, на лицах члены, на стенах члены…Шестого дома членины.., корпрус, последний двемер, орк-хаджит, грязекраб-торговец, скамп-шлюха Гораков, бретон, шлюха скампа, всего и не упомнить. А потом Азура, Тюрьма, воплощение Мерунеса Дагона, Шеогорат, приход Джиггалага. Ну не может всё это быть простым везением.. Или может?

Утром я возил ложкой в горячей, казалось, кипящей прямо в моей тарелке похлебке. По виду желтоватая жижа напоминала суп из протертого сиродиильского гороха, но что там было на самом деле, как-то слабо интересовало.
— Меня звать Агмейр — чуть кашлянув произнес молодой голос.
Я поднял глаза и увидел юнца, что храпел в одном зале со мной. Он тоже ел похлебку, однако выглядел примерно как я тысячу лет назад, едва сошедший с корабля — лихой и придурковатый.
Как думаешь, — начал он, но, внезапно, осекся:
В зал вошел орк, за ним крепкий бретон что встретили меня ночью, а после — бородатый редгард и плешивый мужик с двуручным молотом, одетый в странную робу.
— …ты занешь зачем я здесь! Дозорных атакуют со всех сторон! Вампиры оказались гораздо опаснее, чем мы…
— И теперь хотите найти безопасное убежище в Страже Рассвета, так что ли?! Я помню сколько раз Хранитель Ркетта говорила мне, что Форт Стражи Рассвета просто куча развалин, на которую жалко тратить силы и время. А теперь, когда вы взбаламутили вампиров, явились умолять меня о защите?!
— Изран! Ркетта мертва! Зал Дозора — все, все они мертвы! Ты был прав, мы ошибались, разве этого тебе не достаточно?! — почти срываясь на крик всплеснул руками плешивый.
— Вот как? — хрипло сглотнул бородатый — Я не хотел, чтобы это случилось. Я пытался всех вас предупредить… Мне очень жаль, знаешь. — После чего взглянул на нас:
— Итак, я Изран, а это — то что осталось от Форта Стражей Рассвета. Но сейчас есть дела поважнее. Толан, расскажи про эту..как там её.. Крипту Ночной Пустоты.
И плешивый рыжий мужик, оказавшийся Дозорным Стендара Толаном, убивающим всяких чернокнижников, некромантов, демонологов и прочую гадость, описал пещеру, в которую хватило ума сунуться несчастным Дозорным перед скорой кончиной. Толан был крайне взволнован и, едва договорив, ринулся к воротам, сообщая, что ждет подмогу. Никто не успел останавить или вразумить дозорного, а потому было принято решение, что я за ним пригляжу. Мне наспех выдали клепаное снаряжение и, я чуть не разрыдался — арбалет. Как давно мои руки не держали это прекрасное изобретение. Как давно я не спускал. И сейчас я не только про арбалет. Едва я, в полном восторге, что не пришлось рассказывать истории о самом себе, оделся и направился к уборной, просраться перед дальней дорогой, как услыхал лихой крик Израна:

— Эй! Мальчик! Кончай прятаться в тени! Как тебя зовут?!
— Я…Э…Я Агмейр, командир — залепетал парень
— Я что, похож на командира?! — тон Израна выдал в нём похотливого педофила.
— Хотя, можешь звать меня командиром…Какое твое любимое оружее?
— Ну, оружее….я обычно беру папашин топор, если…
— Папашин топор! — расхохотался Изран. — А ну-ка бери арбалет, малыш, и покажи нам, как ты стреляешь!
— Арбалет? Эээ…
— Да. Арбалет.

Когда я вышел, пацан, прищурив глаз, целился в бочку с соломой, а Изран вовсю шерудил у него в портках. О, Азура, я не скоро привыкну к Скайримским порядкам.
Скорее покинув Форт, я сверился с картой. Путь не близкий. Ехать на перекладных, через Рифтен. Пока погода не рассвирепела, я прибавил шагу в сторону города.
Типичные пейзажи сменяли друг друга, местами оголяя землю. Кучер жевал остывшую булку, молча принял у меня из рук пару монет и, накинув плед на ноги, облизал губы.

— До Данстара! Едем до Данстара! Десять минут!
Я чуть не свалился от неожиданности. Сучара голосистый. Как обычно, подсели разномастные ублюдки, судя по рожам, коренные жители Рифта. Чуть седеющий охотник, в полушубке из дешевых шкур, покосился на мой арбалет:
— Красивый. Почем брал?
— Мне…друг подарил. — замялся я.
— И как? Надежный?
— Я…только вот еду опробовать, там у друга..— жалкие попытки выдать что-нибудь путнее лишь усугубляли неловкий разговор.
— Ну гляди. Я вот с луком не расстаюсь. А это — кивнул он на арбалет — два раза в снег уронил, на третий заклинило и всё — быстрая доставка в Совнгард.
Я ухмыльнулся в ответ, а сам задумался, едва повозка тронулась с места. А ведь и впрямь — никогда не задумывался. В Морровинде, несмотря на дожди и бури, всегда было легко и просто сдать арбалет оружейнику. А тут — кто из этих деревенских умельцев обращался с подобной техникой? Разве что в этот полудвемерский город свезти…Как же его…

Путь до места назначения вышел практически без приключений, если не считать пьяного орка, что клянчил септимы. Ветер едва ли переходил во вьюгу, как бы пугая запоздалых путников, но быстро утихал, сходя практически на нет. Сверяясь с сырой картой я вскарабкался в припорошенную пещеру, судя по обилию следов вокруг, ту самую в которой меня должен был встретить Толан. Видать, не стерпел и влетел внутрь. Ну-с, пора проведать, как там у него дела. Проходя мимо каменной стены я услышал голоса и хотел было прибавить шагу, пока не разобрал слов:

— Эти дозорные никогда не знают, когда пора кончать. А мне казалось, я здорово поработал с его залупой.
— Придти сюда в одиночку. Тупица, как и все они.
— Но сражался он храбро. Джерону откусил хуй, а Брезоту перегрыз анус. Жаль, пришлось удалить залупу.
— Перегрыз анус? Не могу представить, как это вообще возможно.
— Фистинг. Очень глубокий фистинг.
Я не понимал, что имеют в виду говорящие, но перспектива удаления залупы не вдохновляла. Осторожно зарядив арбалет, я прятался между полуразрушенными колоннами просторной залы, высматривая, откуда звук. Едва глаза привыкли к свету, я стал различать фигуры. Двое склонились над телом, которое….ебал пёс, до селе мне не встречавшийся. Да что там, потусторонний блять, как даэдры и алчущие — чудовищный черный цвет, будто сама бездна вышла наружу, от дикого сношения у меня подкосились ноги. Я присел и, задержав дыхание, выстрелил в тварь. Беседа тут же прекратилась. Сверкнули вспышки магии. Тени двинулись ко мне.
— Трепещи, насекомое! Я некромант! Чернокнижник! Кровавый стригой! Вампир! — визжал ублюдок со свинячим рылом, когда я выпустил болт прямо между его ярко желтых глаз. Кроваво стругай, мразь.
С его спутницей пришлось повозиться. Признаюсь, я не сторонник физического воспитания женщин, только если не через еблю сексом, но в этом случае, едва оказался сверху — расхуярил ей голову прикладом арбалета. Удивительно, но даже моих сил хватило, чтобы голова лопнула, как переспелый батат. Кровь текла густая, темная, будто уже свернувшаяся. От всей этой мерзости меня вывернуло прямо на труп. Одеты, кстати, вампиры были на удивительно со вкусом. Черная кожа, стальные когти на перчатках, сапоги с набойками. Бедняга Толан валялся в паре метров. На его тело было страшно смотреть. Похоже, анус расширяли долго и со вкусом. Залупа отсутствовала. Всегда пугали эти кровавые ритуалы вампиров. Страх, переходящий в панику, отрезвлял. Я крался как в старые добрые времена, выдыхая вместе с шагом. Крипта напоминала какую-то подземную крепость — вода шумела, стекая со стен, образуя целые водопады. Мне это только на руку. Я шел по петляющим коридорам, подъемам и стальным переходам, пока не вышел к подземной реке. Что-то в этой мертвецки неподвижной глади меня отпугнуло. Не найдя ничего лучше, я подобрал камушек и запустил в воду. Бульк. Спустя секунду на поверхности показался череп. То тут, то там поднимались скелеты. Я сдал назад. Громить кости веселое занятие, особенно если ты скорострел. А я скорострел. И арбалет ни при чем. В смысле, как раз таки при чем! Болты понеслись со скоростью мыслей. Три мимо, один в цель. Скелеты рассыпались, а за ними уже мчался вампир-некромант, гадко хихикая и угрожая удалить залупу. Да что они помешались-то на этих залупах! И сколько тут вообще кровососов?! Было видно — это не штаб, а, скорее, стража — никаких засад. Просто смотрители. Крипта оказалась не просто пещерой, а ебаным подземным городом — кое-где вампиры зачищали драугов, а когда я поднялся в зал со стальными воротами — на моих глазах кровопийцу растерзал огромный паук. Величественные своды, кое где украшенные подсвечниками, каменная плитка — Израну и Дозорным стоило бы получше узнать об этом месте. Наконец, открыв одну из дверей, я услышал крик человека.

— Я не скажу тебе ни слова, вампир! Моя клятва Стендарру сильнее, чем любые страдания, которые ты заставишь меня вынести!

Понимая, что кого-то нужно срочно спасать, я рванул на крик.