Исран

Глава 17.

— Каким хуем он тебя выебал?!
— А вампирья сперма не является ли…
— Вы только посмотрите….

Я лежал в Форте Стражей Рассвета на деревянной койке, укрытый медвежьей шкурой. Моя филейная часть была перекинута через деревянную колоду, а все члены группы осматривали нанесенные мне членом Лорда Харкона телесные травмы. Зрителям он нанес душевные.
— Я не хочу больше сражаться с вампирами!
—Хочешь, блядь! Хочешь, сученок! Иначе это будет с твоим отцом!
— Папа! Папочка! Нет! — рыдал Агмейр, а Могрул лупил ему пощечины, пытаясь остановить истерику.
—Чудо, что ты сумел дойти. -подытожил Изран.
Признаться, я и сам в шоке. Видимо, спасла кровь Сераны, под действием которой я всё еще находился, когда Харкон в облике Вампира-лорда ебал меня в сракотан в святилище Молаг Бала. Да-да, не удивляйтесь. Кровь вампирши сделала меня сильнее и внимательнее, даже будучи в отключке я, как будто, видел во тьме. Сквозь тьму. Чувствовал, дорисовывал и помню этот глухой подвал с уродливой статуей и алтарем. Смутно, но всё таки. Именно вампирская кровь помогла мне вернуться. Более того, я лишь у самых конюшен Солитьюда вдруг почувствовал, что у меня подмерзает….кишка. А сознался лишь тут, в уборной, когда седалище окутало пламя обливиона. Действительно, какой же хуй у вампира-лорда?!

—Зовите Жреца Мотылька. Или Псиджика. Или Талоса. Я не знаю как это штопать! — плюнул командир.
— Нужен Флоренций Бений.

— Флорениций Пенис. Бедный. — лицо Израна и без того израненное стало похоже на зарубцованный помидор. — Последний раз я видел его и парочку дозорных в компании обаятельной дамы в черной робе. Думаю, он сидит голышом в клетке в каких-нибудь развалинах и машет членом на потеху.

Когда кузнец попытался прижечь мне дупу, едва не задев бибу, операцию остановили и парочка смельчаков ушли на поиски Флоренция. Я несколько дней лежал в позе раком, срал при помощи ложки, пока, наконец не появился щупленький мужичок с плешивыми усиками.
— Мы с Аркеем прибыли! — заявил он с порога и я понял, что парнишка ебобо.
— Прямо туда? Фу! Нет! Я не стану этого делать! — говорил он сам с собой, укладывая мне в жопу какие-то примочки. — Ну хорошо! Только ради тебя, Аркей!
Обернувшись, я увидел, как проклятый шизик дрочит прямиком в меня! Понятно, за что его так невзлюбил Изран. Когда этот и еще парночка подобных анальных казусов были улажены, я, наконец, смог встать. Пробка в очке из семнадцати трав и мазей успокаивала раздраконенные чресла.
Вместе с Флоренцием пришла бретонка, поклонница двемерских механизмов и рыжий норд-друид, осужденный за половые контакты с троллем. Сорин Журар и Гунмар поприветствовали меня и, едва мы собрались сообразить на троих, как меня окликнул Изран со второго этажа замка.
— Драный! С глазу на глаз!
— Дранус… — процедил я и пошел по винтовой каменной лестнице. Сфинктер натужно сопел.
— Тут кое-кто…. в общем, сам всё увидишь. Она ждет тебя в комнате для допросов.
— В пыточной?
— Да. В пытошной.

Не успел я уточнить, кто и в каком виде, как мы оказались в пахнущем мочой и калом помещении с дыбой и всеми садисткими штучками, что одним видом развязывают язык и пупок. Серана была одета, соски явно на месте, а значит, ничего из обильного арсенала “допросов” к ней не применялось. Я выдохнул. Не переношу насилие.
Изран очень недоволен присутствием вампира в обители ордена, но хочет узнать, для чего она, рискуя жизнью, пришла сюда.
—Удивлен? Я и сама не особо рада визиту. Но, это важно! Пожалуйста, выслушай меня. Это…насчет Древнего Свитка. Причина, по которой я оказалась там внизу… Всё из-за туманного пророчества, где вампиры должны покорить солнце и смогут захватить мир. Мой отец окончательно спятил и, если ты не увидел здоровенную штуковину
— …у меня в штанах..
— …у меня за спиной — так вот, я принесла Древний Свиток. Это должно хоть как-то помочь остановить моего отца. Но, конечно, никто из нас его прочесть не сможет.
—А кто сможет? — с полной серьезностью после провальной шутки уточнил я.
—Только Жрецы Мотылька. Да только все они в Сиродииле.
—Ебучий Случай! Вот как раз сегодня приезжает ученый из Имперского Города! Может это и есть тот самый Жрец Мотылька? В газете читал.
— Часом, не Станис Зотио с лекцией по философии магии Морровинда?
—Кто? Я без понятия! Хочешь — иди и проверяй! Можешь в корчме придорожной спросить или у кучера — те еще сплетники! А форт должен готовиться к войне!
Серана многозначительно посмотрела на меня, давая понять, что я выше общества этих неотесанных чурбанов. Я заявился выпроводить вампиршу и мы, вновь оказавшись вдвоем, вышли во двор Форта Стражей Рассвета.
— Ну что, в таверну? — начал я.
— В Коллегию Винтерхолда.
— Эээмм…
— Маги всегда являются хранителями ценностей. И духовных тоже. Артефакты, тайные знания. Жрец Мотылька, если это он, обязательно у них засветится.
— Ох, там просто…момент один…
— Какой именно? Магов боишься? Как норд дремучий?
— Меня отчислили из Коллегии за помощь вампирам — выдал я и остановился.
Серана расхохоталась. Сперва она смеялась над тем, что я маг, а потом над самой иронией — отчисленный за помощь вампирам ученик, вернулся в коллегию, чтобы помочь вампиру.
— Я думаю, у тебя получится восстановиться. Даже если бы ты был вампиром. Это просто так совпало — нападения и твоя выходка. Нужно было сделать тебя козлом отпущения. — похлопала меня по плечу дочка Харкона.
— Тоесть, вампир в Коллегии? — не понял я
— Да хоть некрофил — магам плевать. Их интересует магия, мощь, могущество. Они весьма спокойно относятся к странным вещам. Да только вот вампиры в городах — это, прежде всего, плохая стража и ленивый ярл. Но лучше тебя из коллегии выкинуть, чем это признать.
Мы пошли до возчика, чтобы отправиться в Винтерхолд. Ехал молча, обдумывая удивительную логику жителей Скайрима. Во всех смертных грехах винят Коллегию, более того, большинство искренне ратует чтоб она провалилась. Однако, по сути это единственный источник знаний всего их континента. Библиотека в частности и прогресс нации в целом полностью в руках кучки магов. Пилить сук на котором сидят — очень по нордски. Примитивность и узколобость этого народа очень сильно резонирует с воспоминаниями о данмерах. Не о нынешних серожапых обрыганах, что слоняются тут в огороженных кварталах, а о тех величавых, раздутых от собственного самомнения и желчи вельмож и горожан Морровинда, что при всей своей чванливости никогда не препятствуют прогрессу и изучение у них стоит на самом первом месте. Забавно, что чем больше я общаюсь с людьми, тем сильнее понимаю эльфов. Даже Доминион, при всей его захватнической миссии смотрит далеко вперед, пытаясь сохранить культуру, а не ебаться в сраку секирой и рычать песни, где ты долбил мать драконов. Культура силы и “традиций” обречена быть стёрта к волчьим хуям, если эти традиции перечат развитию и новизне. Дед в ямку срал и внук будет. И нахуй эти эльфийские “унитазы” слово-то какое “унитаз”. Как пиздолиз и пидорас одновременно. Унтермеш. Конечно, есть и добрые нордлинги, но всё таки примитивность — одна из доминирующих черт этой нации. Страх магии, страх эльфов, страх знаний. И объяснение одно — спрятаться за спину предков и сказать — не велено, не к добру, не надобно. А как что — тут же приписывают достижение Коллегии всему Скайриму! Дескать — вот, норды нашли Око Магнуса! Норды нашли!
— Далеча не повезу! — крикнул возница, остановившись в ста метрах от Винтерхолда.
— Конечно, конечно, теперь в любое время.
— А? — скривил морду извозчик, а я с кивнувшей Сераной, пошел к мосту. Сам не знаю, к чему всё это. Вероятно, воспоминания о Морровинде взбередили душу. Ладно, пора сделать посерьезнее морду и войти в обществе вампира к тому самому ненавистному орку. Хуже нордов только орки. А этот скайримский библиотекарь — худший.

— О, смотрите кто пришел! Заявление на восстановление подать можно только со следующего семестра! А пока ковыляй отсюда, недоучка! — и орк расхохотался скрипучим хрюкающим смехом, отбдав нас вонью изо рта.
— Мы хотели попасть к Жрецу Мотылька.
— О боги! И зачем вам понадобился Жрец Мотылька?! Они же все в Башне Белого Золота, в Сиродииле.

Разговор затянулся часа на пол. Любопытный старый хрыч выведывал как на допросе. Кому понадобился? Для чего? Что спросить? Какие свитки? Что мы знаем о свитках? Откуда мы это знаем? Что нужно? Какие планы? А если узнаем? А если не узнаем?
Я пиздел как дышит двемерский паровой механизм — лепил историю про доклад, про восстановление в гильдии, что хочу подготовить доклад — как сам не запизделся — ума не приложу. Серана кивала, боясь очаровать и спалить чары в таком заведении, но руки чесались использовать на вредном зеленом батате всю свою вампирскую магию.

Наконец, орк рассказал, что Жрец и впрямь был тут и поехал к Драконьему Мосту. Столько усилий ради очередной поездки. Я надеялся его разместили в преподавательском корпусе, ан нет. Опять трястись в повозке. Ебучий орк.