Глава 2

Первое, что я увидел, оказавшись за пределами канализации, был деревянный мост, открывавший вид на очень интересные руины. Ничего похожего я не видел в Морровинде. Подойдя к краю моста, мне довелось стать свидетелем странной сцены. Данмер, в не по погоде теплых меховых доспехах ебал хаджита. Рядом скакал босмер и ободряюще махал руками. Эта картина отбила желание изучать руины. Видимо там ютятся «свободные взглядами» поселенцы. Я развернул выданную Баурусом карту. Приорат Вейнон – то самое место, где мне подпишут документы на новую личность и можно будет попытаться начать жить спокойно. Я достал амулет и повертел его. А может быть, выкинуть нахуй? С чего вообще они решили, что после шести лет гниения в тюрьме я начну плясать под дудку императора? Единственное, что меня сдержало, это необходимость в бумажках, без которых я рискую опять попасть за решетку. Судя по карте, рядом со мной находился столичный Имперский Город, куда я и решил наведаться, узнать настроения граждан и спросить дорогу. Должны же тут быть силт страйдеры или еще какие гужевые повозки.

Поднявшись на холм, я начал искать ворота. Проходя мимо моста я заметил конюшню с лошадьми! Боги, с лошадьми! Не с гуарами! От избытка чувств я хотел даже погладить одну из них, но меня резко осадила вышедшая навстречу орчиха:

— А ну руки! – рыгнула она. – Лошадей не видел?! Да, это тебе не гуаров трахать! А ну пшел осюдова, красноглазый, пока стражу не позвала!

В этом государстве слишком много свобод и запретов, думал я поспешно ретируясь. Мужеложство запрещено, но в тюряге ебут. Толерантность вроде как, а куда не плюнь – попадешь в расиста. И как я раньше здесь жил?

Судя по лицам горожан, в тюрьму тут каждый попадал не единожды. Какой-то нищий в закоулке тут же предложил свою трухлявую кишку. К сожалению, за кувшин и пару яблок он только отсосал и то, без особой радости. Да и я, признаться, постоянно вертел головой, опасаясь стражников. Тем не менее всё равно показалось, что за моими деяниями следили темные силы. Однако, атмосфера в столице царила менее замкнутая, чем всё на том же Вварденфелле. Люди не боялись говорить друг с другом на улицах. В лавках меня приветствовали. И вообще – уровень жизни окутывал совсем другой атмосферой. Было тут нечто такое, человеческое.

Поправляя заслюнявленный хер, шоркающий подол мантии, я поприветствовал стражника. Тот улыбнулся своим румяным лоснящимся лицом, объяснил дорогу и посетовал на какого-то Сраколиза.

— Сраколиз обязан быть пойманным, в тюрьме он явно найдет себе применение – поддержал я беседу

— Во имя Акатоша, что же ты несешь, кусок батата! Я сказал Серый Лис! Серый Лис! Позор Империи, убирайся отсюда! Срамной богохульник!

И я опять ускорил шаг, пока не потребовали документы. Странный жирный босмер окрикнул меня, приглашая на Арену, где «реально рвут сраку», но я не стал выяснять, не послышалось ли мне это,после тюрьмы.

Покинув город, я отправился пешком по длинной, практически ровной, дороге, которая и должна была привести прямиком в Вейнон.

Вспоминая, как приходилось петлять по пустынным сухим землям Вварденфелла, я наслаждался пейзажами, напротив, пестрящими цветущими растениями. Да и само путешествие должно было занять от силы пару часов, что после того же Эшленда являлось не более чем прогулкой. Что меня действительно заботило, так это полное отсутствие воспоминаний о родине, на которой я и нахожусь. Как я оказался на том корабле? Где я жил?

— Эй, это платная дорога – вдруг окрикнул меня растрепанный хаджит с увесистой секирой.

Что позволяет себе этот зверолюд?- заговорил во мне данмер. Надо бы поставить хама на место.

— Слушай ты, пидорас шерстяной. Еще раз промяукаешь — отправишься сажать батат кверху жопой или в квамовых шахтах сгинешь! Понял меня, мешок блох. Всё, пиздуй, хер скуумовый.

Однако, моя речь не только не напугала Сиродиильского хаджа, а даже разозлила, отчего тот сразу же схватился за секиру.

— О, а ты, я погляжу, весь такой мер изысканный да, сука? Не «скуумовый», а скумовый. Понаехали твари, языка не знают! Тут равноправие, мразь! А ну поднимай мантию, рабовладелец хуев, пока я тебе ебло не распидорасил!

Паршивец ткнул меня в лицо рукоятью секиры и стащил в кусты. Там мантия была задрана, а в только начавшее заживать очко вошел довольно крупный по хаджитским меркам хуй.

— Стража на помощь! – завопил я, пытаясь вырваться из грязных лап насильника. Это мне удалось, так как вместо хуя хитрец вставил мне рукоятку секиры и она, вывалившись, приземлилась тому на лапу. Пока я, под кошачьи причитания, убегал кустами, за мной прицепился невесть откуда взявшийся скамп, на котором я и отыгрался, захуярив отродье ногами.

Остаток пути занял гораздо дольше времени, чем я рассчитывал, поскольку чресла гудели, и я прихрамывал на левую ногу. После такой встречи я внимательнее смотрел вперед, опасаясь напороться на очередных эшлендеров, тьфу блять, уебков, типа свободных хаджитов, распоясавшихся без кнута и кандалов. И ведь не хочет, сука, своим трудом зарабатывать. Путников грабит.

До Приората я добрался под вечер, когда на небе стали различимы звезды и в воздухе кололся ночной холодок. Скромная часовенка, колодец и жилые помещения напомнили мне чем-то Сейда Нин. Я прошел чуть вперед и приметил скромное сельхоз угодье, с кошарой для овец и конюшней. В последней суетился старый данмер, готовя лошадей ко сну.

— Эй, сородич – обратился я по привычке к эльфу. – Где я могу найти Джоффри?

— Здравствуй, — отозвался мер, набрав полную лопату густого конского говна.- Меня зовут Эронор. Сэр Джоффри должно быть читает перед сном в Главном Здании… Или дрочит, свинья имперская – сваливая кучу в ведро, брякнул мер.

Я немного помялся, смахнув с пыльных сапог фрагменты экскрементов. Надо было бы как-то прокомментировать ситуацию, или уж распрощаться.

— Ты че не местный? – прервал неловкое молчание Эронор. – Откудова будешь?

Я кивнул и после фразы о Вварденфелле услышал много всего интересного, чего может услышать только настоящий данмер от настоящего данмера. Опуская подробности про ебаных имперцев-поработителей, я узнал про то, как Эронор был мастером эротического танца в Суранском «Доме Земных Наслаждений», после чего танец, собственно и стал называться ЭРОтическим, от имени мастера. Затем, на старости лет перебиваясь миньетами, был вынужден подрабатывать на имперского вельможу, ну а в итоге, когда анус стал непозволительно широк, эльфа списали разгребать говно в Приорат.

-И овцу поёбывал, да – делился Эронор впечатлениями от хозяйственной деятельности. – Я тебе так скажу, пацан. Поезжай-ка в Чейдинхол.

— В какой чехол?

-В Чейдинхол. Там таверна будет. В «Новые земли» ступай. Все товары из Морровинда – от батата до молочка квама. «Чейдинхольский мост» —для пидоров и говноедов. Управляющая – шлюха скумовая. Кстати про скуму. Мак-На, аргонианка, даст чего почитать. И в жопу тоже даст, так что обижен не будешь. Граф – наш человек. Всё давай, а то щас придет какой-нибудь брат Пинер и на ночную поёбку.

Я поблагодарил эльфа и пошел к Джоффри гораздо более уверенной походкой. Всё таки за пределами Морровинда данмеры не такие уж и ублюдки. Дружные, и всегда вытаскивают своих. Не считая Дрета, естественно.

Внутри главных помещений было светло и пахло домашней кухней. Слева от широкой лестнице, ведущий наверх, стоял стол за которым сидели два монаха и наслаждались ужином. Один из них, тот что рыжий, повернул ко мне свое пухлое холёное ебало и, растянувшись в улыбке поинтересовался, зачем я пришел. Получив ответ в грубой форме, он отвернулся к столу, сожрал пол пачки масляных блинчиков, зачем то зачерпнул на руку масла и заторопился на выход. Видать это и был брат Пинер. Что ж, Эронор будет сладко выебан перед сном. Второй просто напивался в слюни и мятая рожа не выражала никаких эмоций.

Поднявшись по скрипучей деревянной лестнице я увидел старого монаха, который самозабвенно дрочил, сидя за широким столом. Приметив меня, монах тут же схватился за книгу, пытаясь сделать вид, что читал всё это время.

 

– Добрый день… Извините, мне было велено найти Джоффри… Это вы?

– Брат Джоффри, к вашим услугам…– внимательные глаза человека впились мне в лицо. – Чем обязан столь неожиданному визиту?

– Я… Меня послали…– от столь пристального разглядывания я смутился, вспоминая, чем занимался пройдоха перед тем как я вошел.

Пришлось просто подойти к столу, на ходу достать из кармана приметный ромбовидный амулет и выложил на стол перед носом Джоффри.

– Амулет Королей?! – тот изумлённо перевёл взгляд с драгоценности на меня– Объяснись! Живо!

– Император поручил найти вас и передать Амулет лично вам, – сообщил я, рассчитывая поскорее съебать в как его там Чехол и жить нормальной жизнью.

– Значит, Император убит… И наследники тоже… Сложные времена настали, – человек вздохнул и покачал головой. – Ты знаешь, что такое Амулет Королей? Это не просто безделушка. По легенде, он дан был Алессии, первой человеческой правительнице Сиродиила, самим Акатошем и заключает в себе частицу собственной силы Бога-Дракона. Он является истинным знаком императорской власти… Конечно, есть ещё корона, но она ни что перед амулетом. Тот не признаёт никого, в ком не течёт драконья кровь императорского рода. И никогда раньше не случалось того, чтоб монарх умирал, не успевая передать Амулет наследнику, принимающего его сразу же. И сейчас начнётся то, чего мы избегали столетия… Каждый раз, принимая Амулет, новый Император приходил в Храм Единого в Имперском городе и зажигал Драконьи Огни, которые были барьером, что не позволял Принцам Даэдра являться в наш мир во всей своей мощи. Можно сказать, Императоры были гарантами безопасности этого мира… до сих пор. Сейчас же, когда нет Императора, носящего Амулет Королей, Драконьи Огни потухли и барьер, сдерживающий даэдра, пал. Боюсь, что это может вылиться в катастрофу… Тебе известно что-нибудь об Обливионе?

– Да. Это будет твоё очко, если я услышу еще одну нудную лекцию от человека в зафаченой хуем мантии.

– Это место обитания Принцев Даэдра, разделённое на планы, каждый из которых принадлежит определённому Принцу. — продолжал монах-Боюсь, теперь над нами нависла угроза даэдрического вторжения…– Джоффри покачал головой и вздохнул. – По счастью, ещё есть надежда… Есть ещё один Септим, о котором было известно лишь мне и Императору. Бастард. Но драконья кровь всё же течёт в его жилах, и больше некому надеть Амулет Королей и вновь зажечь Драконьи Огни, пока не стало слишком поздно…

– Слушай, мне похуй. Понимаешь? Похуй. Меня шесть лет трахали по ошибке. Я пахал на человека с деменцией. Он сдох на моих глазах. Баурус уверял что ты поставишь печать на бумагах и…

– Так. Данмер. Всё же пока только мы двое знаем о нём, – имперец встал с места. – Его надо искать в Кватче. Имя – Мартин. Насколько мне известно, он священник в местном храме.

– Ставь печать, подписывай и ищи его сам – я начинал терять терпение.

Джоффри усмехнулся, и поднялся, продемонстрировав вздыбленную мантию с пятном от члена. Затем имперец подошёл к стоящему у стены сундуку и поднял крышку. – Здесь можешь взять всё, что тебе надо. Зелья, броня, оружие. Также можешь взять лошадь приора Мабореля, он уже давно никуда не выбирался… Сейчас от твоих действий зависит судьба не то что Империи, а всего Тамриэля. Да что там, всего Нирна!..

– Ничего не обещаю, – бросил я, забирая подписанные бумаги. Сперава нужно было выспаться и навестить Чейдинхол.

Джоффри проводил меня к кровати и с некой опаской я попытался заснуть. Однако, среди ночи я всё же пробудился и отнюдь не от громкого шума.

Передо мной стоял слащавый уебок в черном чулке:

— Ты спишь слишком крепко для содомита – начал незнакомец.