PoFuUfueXu4

Глава 20.

— Беги! Беги, сука!
— Не, ну ты ебанутый! Точно, ебанутый!
Я мчал во весь опор, едва не роняя на ходу нехитрый хабар. Фаргот или Фендал едва поспевал, ажиотаж и паника волнами захлестывали меня. Мы бежали в сторону Ветреного Пика.

За сорок минут до этих событий.

Я сидел в “Спящем Великане”, морально готовясь к кузнечному делу. То ли от безысходности, то ли от тоски, но спать не хотелось, поэтому я пытался закошмарить трактирщика чтобы завладеть гущей, предъявляя тому за жидкий суп. Дабы отмахнуться от моих назойливых бесед Оргнар выставил передо мной пузатую бутылку настойки на можжевеловых ягодах

Перед тем как начинать здоровый образ жизни — самое то.
Я пил, закусывая хлебом с маслом и мелкой рыбешкой слабого посолу. Весьма, могу сказать, душисто. На середине бутыли дверь в таверну открылась и ввалился разнузданный босмер. То ли Фекалглот, то ли Фепердел. Уселся и закрыв лицо руками забормотал.
Я был достаточно пьян и мой внутренний голос уже воспитывал во мне решимость воина.

— Что не так, эльф? — спросил я, по отечески хлопнув того по плечу. Это же тот самый эльф, которого натягивал Свен.
— Менявсёзаебало — в нос отозвался Ферда. — Каждый день эти ебучие дрова. Когда-нибудь я всех перестреляю в этой ебаной деревне.
— Ну ты чего уныл! Давай, сейчас отпустит — я протянул бедолаге деревянный стопарик.
Эльф опрокинул, я тут же подлил, эльф снова опрокинул и выдохнул.
— Оххх, хороша, чертовка!

Я удовлетворительно кивнул, мы заболтались о Свене, кузнице, нордах. Фаррелл стонал о тяготах работы, само собой, о Камиле Валерии, которая единственная держит его на этом свете.
— Ты же босмер!
— На четверть бретон!
—Тогда ладно.

Так же Фаренгейт рассказал что у Лукана украли золотой коготь.
— Опять? — удивился я.
— Не! В тот раз Лукан идиот с ним срать ходил зачем-то и забыл в сортире. Сейчас всё по настоящему. И она уже плачется этотму патлатому свину Свену. Сука.
Босмер выпил не закусывая, лишь шумно втянув носом воздух, продолжил.
— …а этот долбоёб на Ветреный Пик ни в жизни не пойдет! Я хоть стрелять умею!
— Стрелять и я умею — выдохнул я. — А хули толку?! Вот, опять вернулся, воспитывать волю, закалять характер.
— Кал. — хмыкнул Фендал. Или всё-таки Федул?
— А что не кал — отозвался я — лучше поздно чем никогда.
— Ебучим кузнецом лучше никогда — опрокинул стопку Фауст.
— Босмер. Ты пойдешь со мной на Ветренный Пик?- вспомнил я прошения ярла
— Как нехуй — откровенно подъедая мою закуску отозвался эльф.
— Жди меня у выхода.

Не знаю, что меня побудило. Шатаясь, я влез к Алвору. Надеюсь он с Сигрид уже уснули. Сигрид, кстати, редкостная шлюха. Постоянно “забывала” что я у них ночевал, расхаживала голой и грозилась натравить кузнеца. Нахуй я вообще вернулся. Взяв мешок, я аккуратно складывал пожитки хозяев, а затем, то ли со злости, то ли от обиды, нассал в камин.
—Д…дядя Дранус? — услышал я детский голосок.
Дороти! Как я мог забыть! Хули она не спит?! Схватив мешок, я выскочил из хибары под визг девчушки, которую чисто случайно окатил от неожиданности.
Надо ли говорить с какой яростью за мной бросился Авлор и дежурная стража?!

Фекал рванул едва увидев моё перекошенное ебало.
Мы бежали через реку, в гору, не разбирая дороги. Когда погоня отстала — даже не помню. Отрезвление и раскаяние настигло, как только я упал лицом в снег.
— Ну не всё так плохо — вернешь мешок, извинишься — начал эльф
— Я обоссал его дочь. — глухо пробубнил я в снег
— Ну, два лучника в снегах Скайрима, да? — отозвался Фенрир спустя продолжительную паузу.
— Нет. Я поступлю так, чтобы перекрыть пути отступления своей безудержной натуры. Вернусь магом, стану вампиром, да и Серана.
— Ну тебя нахуй! — заорал Фостер — Пошли на сраный Пик, я верну Коготь, верну любовь Камилы и скажу что пристрелил тебя, больной ты ублюдок!
— По рукам — глухо пробубнил я и мы пошли.

Почему я решил так поступить? Потому что годы сделали из меня тряпку. Тряпку, что мотается на ветру, вея ароматом мочи. Чтобы каждый понял, тряпка-то ссаная. А раз уж двести лет туда, шесть лет сюда — пора бы смириться с вечной жизнью и такого периода хватит, чтобы научить магии деревянный хуй. А меня тем более. К тому же, не обязательно сеять зло и панику, поедая фермеров. Есть пещеры головорезов, убежища ассасинов, избы педофилов и притоны наркоманов. И да, я обоссал дочку кузнеца.

— Погодь! — внезапно замер Фалмер — Ты слышишь?!
Из полуразрушенной башни раздавалась отборная ргуань. Мы затихорились и наблюдали.
Показался здоровенный мужик в клепаной броне, выволокший деревянный затасканный сундук в снег.
— Потому что ты пиздишь! Пиздишь! Дрянная ушастая сука! — проорался тот.

— Бандиты — шепнул мне босмер.
Обойти не получится. Придется драться. А я ещё не вампир и тем более не маг.
Пока я поспешно соображал, что делать, Фаргрув достал лук и натянув его просипел
— Жги стрелу! Живо!
И я поджег. Свист оперения пронзил мне ухо, а сама стрела вышла в шее у бандита. Последний глухо забулькал и рухнул в снег. В башне зашевелились.

Видно был пьяный дележ и наше нападение выдалось крайне благоприятным. Для нас, разумеется. Пьяные бандиты не ожидали нападения и просто высыпали гурьбой. Орк с секирой, ночной эльф с луком и нор, вооруженный мечем и щитом. Все пошатывались, озираясь, откуда совершена атака.

Мой новый спутник не медлил. И откуда у босмеров такая прыть? Он явно перехвалил меня, сказав о “двух лучниках”.

Выманив бандитов, Факер лупил двойными, отзонивая вражеского стрелка и уложив орка двумя выстрелами, едва он к нам повернулся.

— Ты вообще сражался? — обратился он ко мне, пока я стоял и думал сам не знаю о чем.
— Да, да, я, да — промямлил я, запустив увесистую сосулю в сторону норда. Тот лихо отбил её считом и рявкнул
— Вон они! Два хуесоса!
Данмер с луком тут же выстрелил, едва не попав мне в колено. Тут бы и закончилась моя дорога приключений, если б не Фистинг — прочитав траекторию стрелы он лихо выпустил свою. Данмер пошатнулся и рухнул. Норд ринулся во весь опор, подняв щит. Месить снег будучи пьяным не самая хорошая идея. Я напрягся и выдавил струю, плотную, ровную, академическую, можно сказать. Струю огня, я имею в виду.
Нордлинг был последним. Я выжигал его, пока он визжал будто лесная свинья, угодившая в охотничьи силки. Мана быстро ушла и я обессилел, как если б работал весь день в поле на жаре. Голова закружилась, носом пошла кровь.
— Послали боги мага — подхватывая меня под руки чертыхался босмер.
— Я в норме, явронмер -цепляясь за шаткую реальность отозвался я.
Умывшись снегом, мы всё же смогли продолжить путь. Жаль, у этих душегубов когтя не оказалось. Схватка была быстрая, но всё же мы были не в лучшей форме. Да и буран поднимался. Разбойничья башня как нельзя кстати годилась чтобы отдохнуть двум путникам, попавшим из одной передряги в другую. Отдохнём от всего. Соберем вещи. На пик двинимся налегке. Потом я вернусь этой дорогой в Ривервуд, а ты уж в Вайтране объяснись перед Ярлом сам.
Драконы, Вампиры, Свен, ты ещё воду мутишь, зараза. Я не расист, но гаже пидораса чем человек не встречал. Тролли, орсимеры, да даже скампы — всё честнее.
Фермер разделывал мороженного кролика, припрятанного грабителями. Я перекладывал добро в сундук. Тела мы сбросили с горы на камни, чтоб не привлекать диких зверей. Эльф жаловался на весь белый свет, я мирился с судьбой.

Более никакой праздности. Сначала драконы, потом вампиры. Потом война. Гражданская, бессмысленная, глупая война. И в этой войне я буду на стороне Империи. Как бы не кричали Братья Бури, что свободный от Империи Скайрим станет землей обетованной для счастливых нордов, он станет лишь смазанной горячей попкой для эльфийского хуя. Эльфы слишком сильно отличаются от людей. Едва Скайрим откусит поводок Империи, его незамедлительно раздавит сапог Доминиона.

Я затушил свечу и лег поближе к босмеру, как две ложечки. Мы укрылись овечьим пледом, я прогнал мысли о Серане, дабы не шокировать молодого эльфа и мы уснули, отпуская свалившийся стресс вместе с порывами холодного сурового ветра.