Hw04ae2UoYQ

Глава 21.

Утро выдалось тяжелым. Босмер вонял, как пропёрданный деревянный чурбан из ануса великана. И чем они, блядь, питаются? Когда же он раскрыл рот, дабы меня поприветствовать, у меня аж глаза заслезились.

Наспех пожрав бандитские запасы, мы продолжили путь к Храму Ветреного Пика. Я, кстати, приоделся — напялил теплую мантию, выбросил подоссаные трусы и был готов насылать гнев стихий на всех супостатов. Последние не заставили себя ждать: оказывается, на входе дежурили разбойничьи патрули. Стрелой и молнией мы пробивали себе дорогу. Стоит заметить, каждый раз концентрируясь на испепелении врага, у меня удавалось всё эффективнее поражать цели. Гораздо эффективнее, чем от прочтения книг или кастов в тюрьме Сиродиила.

Внутри храм поражал массивностью сводов. Не удивительно, что его обжили головорезы и прочее отребье. И сюда я пришел за реликвией? Её небось пропили лет шестьсот назад.

Повсюду валялись бутылки, в каждый угол насрано, нассано, паутина, вонь, награбленные тряпки. Разбойники то и дело храпели пьяными, отчего наш путь был вовсе не такой тернистый и ужасный, как пророчил Фендел.

Жаль, что триумфом я наслаждался недолго:
-На помощь! Помогите! Кто-нибудь! — услышали мы визги, спускаясь по широкой каменной лестнице.
Поспешив на крик, мы, оказавшись в просторном зале, увидели звавшего — данмер дёргался в толстой паутине, вопя от ужаса , пытаясь прогнать гигантского морозного паука.
Как эти твари вообще могут достигать таких размеров? Я и сам чуть не заорал — представляю, какого это, беспомощно болтаться, готовясь к неминуемой гибели.

Фендел отвлекал паука стрелами, пока я поджаривал тварь огнём. Благо, перед залом встроились несколько арочных сводов и мы попеременно переманивали на себя внимание чудовища.

Едва паук, как и все членестоногие, перевернулся на спину, в предсмертной судороге поджимая могучие лапы, я бросился на подмогу данмеру. Он всё еще рыпался, с трудом веря в происходящее.

-Дружище, не слыхал, может кто хвастался тут Золотым Когтем? Один мой знакомый…. — начал я, думая как высвободить эльфа, но он прервал череду вопросов:
-Да-да! Коготь! Я всё знаю! Про дверь, про гробницы! Освободи меня скорее и я покажу! Кажется, поддается!
Я подрезал липкую паутину железным кинжалом, что нашелся у одного из погибших разбойников.
-Дурак! Зачем мне делиться сокровищем?! — выкрикнул мне мер и, едва мы с Фенделом что-то сообразили — молниеносно бросился наутёк.
-Лови его! Лови, суку! — пришел в себя босмер и я рванул вперед.
-Стой! Гнида! — крикнул я, петляя по коридорам древних руин

Я почти настиг беглеца, он обернулся, чтобы выкрикнуть что-то, но вдруг шипованная рама с механическим щелчком впечатала данмера о стену.

Я оторопел. Замер как вкопанный. Эльф висел на раме, пробившей его огромными шипами в нескольких местах. Ещё и оставил на ближайшей стене кровавый отпечаток, когда ловушка вернулась в исходное положение. Хотя бы быстрая смерть. Я присмотрелся к полу и увидел каменную пластину, которая была чуть выше остальных. Ловушки. Возможно, она не единственная. В вещмешке нищеброда нашелся тот самый коготь и дневник. Ну почему все злодеи так любят писать дневник? Для кого? Может все они подсознательно хотят быть пойманными? Остановленными? Чувствую себя какой-то игрушкой богов, что ведут по определенному, давно прописанному идиотскому сценарию, сталкивая тебя с ключевыми персонажами и принуждая двигаться по сюжету. А может, хуй вам? Что если я умру прямо тут? Встану на это ебучую панель и повисну рядом с этим данмером? Что это будет значить? Что я воскресну в какой-нибудь грязной комнате, со стариком напротив, и продолжу свой путь по новой? Или просто умру? Уйду в небытие? Но будет ли это мой выбор? Мои ли это мысли или же самоубийство лишь продиктованная воля неизвестного автора, которому я просто надоел?! Как изживший себя персонаж, от которого проще избавиться так нелепо и дерзко, дабы забыть к хуям?
-Дранус! Дранус! — Фендел тряс меня за плечо. — Он мертв, брось его.
-Да…Вступил в ловушку… Тут дневник и Коготь…написано, коготь ключ…Я не знаю, во что мы ввязываемся…
— Тебе надо успокоиться. Коготь, драконий камень, Хелген — соберись!
— Я собран. Просто… всё это странно. Я не хочу вершить судьбы.
-Анус, ёб тваю мать, какие судьбы?! Притащить куоск золотой побрякушки для деревенского торгаша?! Очнись, ты слишком много о себе воображаешь.

Я поднялся. Действительно. Никто не отправляет меня на бой с драконами. Не ждет от меня объединения Скайрима и не готовит кресло архимага. Один дневник и я опять почувствовал себя нереварином и новым Шеогоратом. Всё это лишь череда нелепых случайностей и злая шутка даэдра.

-Ступай осторожнее, кто знает, тут….
-Ащ….Рящ! — я обернулся
Из захоронений, выдолбленных прямо в стене, стали выползать мертвецы — драугры. Я видел их и раньше, на Солстхейме. А вот босмер, похоже, столкнулся впервые.
Малец задрожал, а я одним фаерболом отправил нежить обратно в мир мертвых. Справа ещё один! Теперь уже я успокаивал Фендела. Да, бестиарий Тамриэля обширен. К счастью, едва мы упокоили неупокоенных, эльф заметно повеселел. Раз их можно убить как обыкновенных бандитов, то и опасность они представляют такую же.
Мы пошли дальше, осторожно переступая ловушки. Теперь в залах и комнатах нам встречались только драугры. Суеверные норды не тревожили их покой, а живые всё-таки опаснее мертвецов. Даже живых мертвецов. Кое-где Храм Ветренного Пика обвалился и мы шли подземной пещерой. Блуждая несколько часов, мы очутились в длинном коридоре с резными барельефами на стенах. Он был устлан деревянными узкими досками и заканчивался круглой каменной дверью с рисунком совы, медведя и мотылька. Рядом находилось отверстие для ключа — когтя, того самого о котором говорил покойный данмер.
Я сразу выставил округлые замки так же, как отметины на когте и, вставив его в разъем, повернул.

Камни заскрипели и, стряхнув вековую пыль, ушли вниз, открывая нам путь в мрачную пещеру. Мне в лицо тут же ринулись мотыльки. Светящиеся грибы предали месту атмосферу загадочности и… опасности.
-Будь начеку — шепнул мне босмер и лихо прокрался вперед.
Мда, что бы ты ни делал — найдется эльф, который сделает это лучше тебя. Я даже в молодости так не шпионил, хотя был довольно успешным Клинком. Что говорить, я был просто охуенен! А как лихо отвешивал стрелы культистам Шестого Дома?! Когда в пещере Илуниби по пояс в ледяной воде, весь в говне, меня трясло от холода и страха и попадал, попадал, практически в полной темноте! Лишь красные свечи подрагивали, да всплески подсказывали расположение корпрусных ебанатов. Воспоминания вселили немного уверенности. И не потому, что деревенский босмер крался лучше чем я в молодости. А потому, что я ещё не достиг старости и вообще не думал, где я, кто я, а просто делал. И то что делал, получалось.
В центре пещеры, под расписными колоннами находился пьедестал. К нему вели несколько лестниц,а за ним раскинулась полукругом громадная каменная стена. Я видел эту стену и странное чувство будто подталкивало меня к ней. Нечто похожее я уже ощущал в пещере Дагота Ура и мне это не понравилось. Я прошел по каменному мостику к этой резной стене. Сверху был барельеф драконьей головы, или черепа,а нордские руны будто шептали мне что-то. Я коснулся символов и ощутил силу. Нет, ощутил Силу. Причем не просто ощутил, а будто бы узнал, как её сказать. Звучит странно, это не то же самое, что заклинание, но… Я просто знал, как воплотить Силу. Я пялился на стену, а Фендел на меня. Пытаясь понять, что произошло, я услышал странный грохот позади. Обернувшись, мы увидели драугра. Но этот был не обычная нежить. Ростом значительно превосходя своих собратьев, он гордо оглядел нас своими безжизненными, холодными глазами. Будто узнав меня, он указал на меня мечом, а затем крикнул так, что мы с Фенделом пошатнулись. Этот так просто не сдохнет. Мечом он владел неплохо, но у нас было преимущество — расстояние. Я побежал, отвлекая на себя стража стены, пока эльф кормил сволочь стрелами. Тактика прямо как с пауком. И она работала. Когда драугр развернулся, чтобы крикнуть в Фендела, тот засадил ему двойной выстрел в глаза. Монстр пошатнулся и рухнул. Холодный огонь в его бесконечном взгляде, наконец, потух.
— Протух, петух — осматривая тело, скаламбурил я. На шее у грозного мертвеца висел кулон — камень с тем же рисунком, что и на полукруглой стене позади. Драконий камень. Если это не то, что ждет от меня колдун ярла — то я ничерта не смыслю в артефактах. Сорвав его с шее убитого, я направился к лестнице, ведущей, очевидно, на выход. Хитрый механизм отодвинул камень в скале.
— Коготь — услышал я Фендела — Давай коготь и проваливай. Ривервуд достаточно от тебя натерпелся.
— Эм, держи и…Спасибо. Классно стреляешь. — протянул я драгоценность эльфу.
-Ага. Классно, для эльфа с лесопилки — хмыкнул босмер и не оборачиваясь, бодро зашагал вниз, в сторону деревни. Я остался стоять на вершине, сжимая камень в кулаке. Ох, не нравится мне эта Сила. Она мне ещё аукнется. Чую, аукнется, блять.