2pJnVh-0iJ8

Глава 22. Финальная

Снег, подхваченный ветром, столкнулся с моим зажмуренным на солнце ебальником. Фендел ушел с когтем соблазнять Камиллу-Валерию, а мне предстояло встретиться с придворным ярловским магом.

Отдать камень и откланяться. Я не хочу ничего. Война, пророчества, всё это остолькопиздело, аж тошнит от одной мысли куда-то ехать, кого-то останавливать, убивать. Я повертел в руке резную хреновину.
И из-за этого сыр-бор? Как же всё это затянулось. Напоминает анекдот, который рассказывают так долго, постоянно насыщая новыми подробностями, что сперва это было смешно, потом скучно, а теперь просто никак. Ты стоишь, рассматривая интерьер вокруг, даже не слушая, что там лопочет рассказчик. И когда он, наконец, закончит не будет ни смешно, ни печально, независимо от концовки. Кончилось? Хорошо. Пора кончить хорошо.

Едва не наебнувшись, проходя мимо горного ручья, я, наконец вышел на витую дорогу к Вайтрану. Мимо вели очередного “брата бури”. Судя по его походке, беднягу сношали в сракотан за ближайшем камнем. Едва он поднял на меня глаза, как имперский стражник немедленно среагировал:
-Дела государственной вл..важности! Идите своей дорогой!
Я и пошел. Мимо лавочников, бегающих скайримских детишек, проповедника Талоса, скучающих стражей, постучав, в конце концов во врата Драконьего Предела. Стражники отпёрли, и один из них, согласно мерам безопасности, сопроводил меня к лаборатории мага. Ярла на троне не было, зато неподалеку сновал Авениччи с какими-то бумагами, а Айрилет не обратила на мою постную рожу абсолютно никакого внимания.
Когда я подошел к двери, услышал, как маг с кем-то пиздит. Я замялся. хули делать? Постучать? Может просто подсунуть этот камень….
— …видишь? Терминология явно времен Первой эры, а то и раньше. Я уверен, это копия гораздо более древнего текста. Возможно, написанного сразу после Войны драконов. Если так, я мог бы сверить имена с более поздними текстами. — бурчал колдун.
— Хорошо. Я рада, что твоя работа не стоит на месте. Моим нанимателям не терпится получить более… материальные ответы на свои вопросы. — ответил сдержанный женский голос.
— А, не беспокойся, — беспечно ответил придворный маг. — Сам ярл наконец-то этим заинтересовался, так что теперь я могу уделять исследованиям все свое время.
— Но время на исходе, Фаренгар, — одёрнула его девчонка, — помни об этом. Теперь это уже не голая теория. Драконы вернулись.
— Да, да. Не волнуйся. Хотя увидеть живого дракона своими глазами было бы чрезвычайно ценно… Но позволь…
Я не выдержал и, постучав, вошел. Не очень хотелось услышать какую-нибудь лишнюю хуйню, которая потом станет меня преследовать. Да и стражники стали коситься, типа подслушивать для крыс.
— К тебе пришли, — сухо прервалась тетка. Она была одета в кожаную броню, лицо скрывал капюшон.
— Хм? – маг вопросительно вскинув бровь.
Казалось, первые несколько секунд он пытался вспомнить, кто перед ним стоит и лишь потом расплылся в улыбке.
— А, протеже ярла! И как там на Ветреном пике? Надо же, еще дышишь.
Я достал камень из рюкзака и беспардонно бросил на стол магу, даже не задумываясь, развалиться при этом скрижаль или нет.
— Вот ваша хуета.
— А-а! Драконий камень из храма Ветреного пика! Он у тебя! – маг радостно схватил артефакт. — Ты из другого теста, чем все эти дуболомы, которых мне присылает ярл.
— Отлично, где награда?
— Поговори с яролм или Авениччи. Мне следует вернуться к работе.

Внезапно я услышал за дверью множество шагов и неразборчивые голоса — стражники говорили о каком-то новом нападении дракона, а затем командным голосом Айрилет запросила срочную аудиенцию у ярла.
Не успел я по тихому покинуть лабораторию, как данмерка влетела в неё сама, чуть не разбив мне нос дверью.
-Фаренгар! Есть нападение! Новый дракон объявился! — а затем, видя торопливые сборы мага, посмотрела на меня — пойдем, ты там тоже понадобишься.
— Иду, иду — кивнул я и пошел нахуй из Драконьего Предела и вообще, из Вайтрана, забыв даже взять награду у Провентуса. Мне навстречу уже вели перепуганного стражника — был он в саже весь измазан, а шлем оплавлен, открывая безумный взгляд, но мне это было уже не интересно.
Я уже взял повозку до Виндхельма, провожая взглядом отряды стражников, которых так резко мобилизовали. Написав Серане, где буду её ждать, я спустился в доки.
—Хочешь попасть на Солстхейм? Поговори с капитаном Гьялундом Пуд Соли — устало прошипел мне грузчик-аргонианин, а я не стал ему больше мешать, послушался его совету.
Рослый норд промямлил что-то про чертовых данмеров и разместил меня в одной из кают, швырнув плед и веревку.
— Привяжешься, а то мало ли, шторм. Кроме культистов и пепла там ничего нет, ей-богу, зачем тебе туда нужно, парень.
Я промолчал, укутываясь и обвязавшись, приготовился спать. Я слышал как шептали меры, будто после Красного Года на Скале можно получить регистрацию тем, кому удалось спастись, сбежать из этого обливиона. А я бежал. От самого себя, от всех.

Океан заботливо и крепко, как руки отца, перекладывал корабль с волны на волну, плавно и степенно раскачивая борт. Вода успокаивает и меня даже пришлось будить.
Я поблагодарил капитана и вышел из каюты.
-Ох, нихуя! — непроизвольно вырвалось у меня.
-Следите за языком, молодой человек. — услышал я скупое порицание. — Адрил Арано, второй советник — тут же представился говоривший.
Я сразу же последовал за ним, рассказав, что являюсь жителем Морровинда. Суровый и бескомпромиссный данмер повел меня за собой.
А я всё еще глазел вокруг. Воронья Скала переменилась.Теперь это поселение Редоран с характерной скаровой архитектурой.
Меня отвели к первому советнику Ллерилу Морвейну — представителю Дома Редоран и правителю Солстхейма. Мне дали заполнить бумаги, с чем я справился. Что же дальше? Стану вампиром, вернусь в Гильдию Магов, благо, с документами теперь полный порядок. А пока — хоть продавцом суджаммы, у Гелдиса Садри.

Адрил поставил печать и, протянул мне свиток со словами
— С возвращением домой, Лимстим Питон.