Глава 23.

От рёва дракона дрожала не только башня, но, казалось, сама земля.
— Назад! Назад! — заорал лысый стражник, выбегая нам навстречу, едва я приблизился к обломкам. —Он схватил Хроки и Тора! Он схватил! Он…
— Занять позиции! — пыталась контролировать напуганный отряд Айрилет, да куда там! Я едва не поскользнулся на черкаше говна, оставленного, видимо, тем самым стражником. Чего таить греха — все вояки обделались! В суматохе было не понятно, где вероятнее сыскать смерть — падая с остатков башни, или так — сожранным в чистом поле. Я никогда до сего момента не встречал существо, настолько превосходящее меня в размерах. Было в этом что-то восхитительно-ужасающее.

Никакие вампиры или даготы не вселяли такого пронизывающего страха. Он будто заполнил всего меня изнутри, кровь текла густым свинцом, мешая двигаться. Я смотрел на эту тушу, закрывшую солнце размахом крыльев и просто осел, едва рык перерос в дыхание пламени. Закрыв глаза, я попытался отрешиться. Колчан. Лук. Дракон. Новый грохот и вибрация дали понять — тварь приземлилась. Я встал, выстреливая одну за одной три стрелы. Внизу монстра уже окружали стражи и Айрилет. Целиться выходило с трудом.

Удар драконьего хвоста окончательно прогнал меня из укрепления поближе к своим: башня рушилась на глазах, храбрость мечников граничила с отчаянием. Кажется, каждый из нас где-то глубоко на подсознании принял смерть. Двоих испепелило в шаге от меня, а когда какой-то рубака неудачно прыгнул к чудищу, пытаясь выколоть глаз, дракон раскусил его напополам. Горячая кровь, будто вино окрасило мне лицо, попав в глаза и рот, но я даже не моргнул — я просто стрелял, стрелял в пасть, в глаза, в чешую. А в голове лишь звенел его рёв.
Дракон приготовился взлетать: задрав огромную шею и приподняв крылья уже собирался оттолкнуться, когда я понял — другого шанса может не быть. Издав то ли вой, то ли крик, я ринулся вперед, подхватил с земли меч погибшего стражника и прыгнул, обеими руками вогнав его в шею твари, по самую рукоять: дракон оттолкнулся от земли, а я под собственным весом вспорол его до середины живота. Кровь дракона обжигала не хуже пламени костра. Туша рванулась, стремительно теряя жизнь. А что произошло дальше я никак не мог ожидать. Драконье тело начало гореть, сгорать, оставляя лишь гладкие кости. Вместе с этим я ощутил всю его ярость, всю волю и как будто взглянул на мир глазами чего-то древнего, люди и эльфы показались ничтожеством. Я зашатался. Меня вырвало.

— Поверить не могу, ты — довакин!? — я едва слышал голос одного из стражников.
— Сперва нужно убедиться, что ящерица мертва — спешила Айрилет к трупу.
Меня трясло как с похмелья. Норды перешептывались, пребывая в ещё большем смятении.
—Кто нахуй?! — только и смог сказать я.
—Ну, в старых легендах Драконорожденные герои использовали силу голоса, чтобы одолеть врагов Скайрима. В самых древних сказаниях о временах, когда в Скайриме еще обитали драконы, Драконорожденные убивали их и крали их силу. Это и произошло, не так ли? Тебе удалось поглотить силу дракона! — страж, с замиранием сердца, смотрел на меня, как на вернувшегося с того света деда.
—Блять…может быть, это… свечение и есть душой дракона
— Есть только один способ проверить. Попробуй крикнуть. Сказания говорят, что только Драконорожденные могут кричать без предварительного обучения, как и драконы.
—Кричать? — АААААААААААРРРРРРРРЙЙЙЙЙЯЯЯЯЯ!!!!
—А ну заткнись! Полудурок, лишнее внимание нам точно ни к чему! — отвесила мне сочную оплеуху эльфийка.
— Подожди Айрилет! Возможно перед нами Довакин! Как сам Тайбер Септим!
— Что-то я не припомню, чтобы Тайбер Септим убивал драконов, — скептически покачал головой стоящий рядом норд.
— Потому что тогда не было никаких драконов, бестолочь, — последовал ответ— Они только сейчас появились. В первый раз. За целую вечность.
— Кое-кому лучше бы прикусить язык и не пиздеть! Перед нами мертвый дракон, а это значит, их можно убить! И это самое главное! А всякие истории о людях-драконах меня не интересуют. Кто-то может убить дракона и слава богам!
— Тебе этого не понять хускарл. Ты же не норд…Ты еблод.
— Возвращайся в Вайтран и поскорее — Ярл Балгруф захочет узнать что здесь произошло. А я научу этих пососов субординации. Трибунал един, ежжи. — сказала Айрилет, харкнув на сырую от крови землю.

Пожав плечами, я не стал спорить. Дракон — самый серьезный противник с которым мне только довелось встречаться. Ну, кроме Шеогората, хотя я уже не уверен, что там было взаправду, а что лишь плоды воспалённого рассудка немолодого имперца. Вообще — мои воспоминания, одна сплошная сумятица. Может я так и остался где-то в Илуниби, блуждая и разлагаясь от корпруса.
— ДОЛБАЁБ! — вдруг услышал я гром среди ясного неба. Или послышалось? Не Заметив как, я уже вошел в Вайтран.

— Так что произошло у башни?! Там был дракон?! — набросился на меня Ярл, едва я переступил порог Драконьего Предела.
— Да, мы сражались…
— Подробности! — зычно рявкнул Балгруф, отчего я слегка опешил.
— Дракон умер, я почувствовал странную силу, которая — затараторил я, но меня уже не слушали:
— Ахуеть! Значит, это правда! Педобородые призвали тебя !
— Педо….кто?
— Мастера Пути Ануса. Они живут в Глубокой Глотке.
— Простите?! — я будто попал в какой-то сумасшедший мир-сюрреализм.
— Анальная глотка. Они способны направлять силу в пердёж. Пуук. Если ты воистину Довакин, они смогут научить использовать тебя твой дар.
— Прошу прщения, но глотка и анус… они ведь находятся…
— Если ты будешь кричать как дракон — твои голосовые связки слишком тонкие для подобной нагрузки!!! — включился в беседу странный лысый телохранитель ярла — Только толстая кишка!!! Поэтому это и называется Глубокая Анальная Глотка! Ты помнишь тот ужасный грохот по дороге в Вайтран? Это был анус педобородых. Последний призыв получил сам Тайбер Септим.
— Хронгар, успокойся! Какое отношение ваши нордские бредни имеют к современности? Наш друг, конечно, молодец. но он определенно не какой-нибудь там, Долбаёб.
— Нордские бредни?! Ах ты надутый хуеглот!- с этими словами норд отцепил защищающий пах ремень и, повалив Управителя, принялся всовывать вялый член тому в рот, под жидкие усики.
— Хронгар, не будь так суров с Авениччи — усмехнулся Ярл.
— Что бы ни произошло во время убийства дракона, — продолжил он, положив руку мне на плечо, — в тебе что-то открылось, и Педобородые это услышали. Если они считают, что ты Довакин, кто мы такие, чтобы с этим спорить? Тебе следует отправиться на Высокий Хервам. Когда Педобородые зовут — медлить не принято, это огромная честь!
Я старался не обращать внимания на всхлипования и чвяканье, доносившееся с пола. Может быть, правда Педобородые смогут объяснить, что со мной происходит? Может, хоть кто-то мне всё растолкует…

— Высокий Хервам? Где это? — спросил я.
— Я распоряжусь, чтобы тебе сделали карту, добраться будет сложновато, но ты справишься. Это очень мирное место, свободное от всех треволнений этого мира. Однажды я совершил туда каломничество.
— Хорошо, ярл Балгруф, благодарю вас, — вежливо отозвался я, но ярл решительно меня перебил.
— Это мы тебя благодарим! Город не забудет твою помощь, Довакин. По праву ярла я нарекаю тебя таном Вайтрана! Это величайшая честь, которую я могу тебе даровать. Лидия станет твоим личным хускарлом!
Я онемел от такого поворота событий, но, желая сохранить хороший тон, не стал перечить ярлу. Честно признаться, я не рассчитывал получить какой-либо титул при дворе, тем более — личного хускарла.
— А теперь прошу простить, меня ждёт мой город! — гордо произнёс ярл Балгруф и вышел в галерею, за ним направился и его советник.
Фаренгар, презрительно процедив “опять они за старое”, глядя на “забавы” управителя и стража, указал головой на резные двери, и я последовал за ним в комнату для гостей. Наконец, искупавшись и смыв с себя засохшую драконью кровь, я направился в обеденный зал, где около большого стола стояла темноволосая, жирная бабища в стальной броне.
— Рада приветствовать тебя, тан! — она улыбнулась мне, на что я, растерявшись, неуверенно улыбнулся в ответ. Последние события разворачивались слишком стремительно даже для меня.
По всей видимости, это и была Лидия, мой хускарл.
— Я присягаю тебе на верность и буду защищать тебя ценой своей жизни! — воинственно произнесла она, не отрывая от меня глаз.
— Да-а-а, мне не требуется…
— Ярл назначил меня твоим хускарлом, не стоит оспаривать его решение, — рыкнула она. К тому же, я обязана ублажать тебя не менее четырех раз в неделю!
—Четырёх?!
— Именно столько раз необходимо освобождать тебя от тяжкого груза семени!
У меня было такое чувство, что она сама попросила ярла об этом, а теперь, когда её желание сбылось, стояла, расплывшись в улыбке, и с восторгом смотрела на меня, как на героя всех времён и народов.
— К тому же я составлю тебе хорошую компанию по пути на Глубокую Глотку Мира. Без меня ты вряд ли найдёшь туда дорогу, — кокетливо отозвалась Лидия и присела за стол, взяв в руку кружку с горячим чаем из сушёной лаванды.
Плотно поужинав, я, наконец, смог завалиться на кровать, не в силах пошевелиться, настолько измождённым было моё тело. Я лежал, молча смотря в потолок, мне не давали уснуть терзающие мысли, и, хотя огонь внутри меня постепенно стал угасать, я всё ещё не мог привыкнуть к новым ощущениям.
— Время семяизвержения! — услышал я клич лидии и звук падающий на пол брони. Боги! За что вы прокляли меня…