Глава 25

Глава 25.

Я проснулся мятый, словно кусок тряпки для подтирания жопы. Тело гудело, чесалось, ломило. Драка с троллем дала о себе знать.Тем не менее, я поднялся с постели и, пошатываясь, поплёлся к бару, за которым развернулась любопытная сценка: Лидия спорила с каким-то данмером, упоминая мой титул тана Вайтрана.
-Чего это они? — спросил я Вильхельма,тащившего козий окорок со склада
— А, да данмер на курган хочет сам идти, грит, дескать, матерый экзорцист.
— Я даже не знаю, что такое экзорцист — пожал я плечами
-Я даже не знаю, что такое матёрый — кивнул норд и я вмешался в спор:
— Лидия, пойдем к Седобородым. Если мер желает геройствовать, кто мы такие, чтобы препятствовать ему.
— Ах, мутсера! — услышал я знакомый акцент — Честь имею, Винделиус Гатариан, почетный оккультист из Морровинда! За вашу любезность, с удовольствием бы угостил вас мацтом, но
-Маитом — встряла Лидия.
-Мацтом — нахмурил брови Винделиус
— Маитом
-Мацтом
-Маитом
-Мацтом
-Ма..
-Могу я угостить всех медовухой и вы уйдете — рявкнул трактирщик.
Мы переглянулись и, откушав прохладного сбитня, разошлись, уступив-таки данмеру битву за курган. Едва мы дошли до моста, оставляя радушный Айварстед позади, как нас окликнул лысый норд. На вид он был достаточно стар,хотя, аккуратно подвязанную рыжеватую бородку седина не коснулась вовсе.
-Ребят, вы к Седобородым, верно?
Да. — бодро ответила Лидия, а я готовился к очередному заданию по убийству дреморы, изгнанию призрака или дрессировки волка.
-Вы не закините мешок? Тут не много, Седобородые сами не спускаются, а припасы тащить не в моготу, выручите старика?
Я кивнул, забирая у норда скромный провиант.
Хоть тут обошлось без утомительного знакомства и круга почета на пару месяцев. Однако, моя радость быстро улетучилась, едва мы стали подниматься. Семь тысяч шагов оказались не просто крылатым выражением. Кое-где ступеньки замело снегом и я проваливался в сугроб по яйца, отыскивая лестницу. Буквально через несколько минут поднялся невыносимый ветер, отчего взбираться на промерзшие скользкие ступени требовало нехилой сноровки. Чем выше мы поднимались, тем сложнее было устоять, ветер окончательно взбесился, несколько раз на нас набрасывались изголодавшиеся волки. Риск был не только быть сожранными, но и, для удобства волков, превратиться перед этим в мясную лепешку. Редкие паломники махали нам рукой, но я игнорировал их, проклиная судьбу. Даже Лидия молча сопела, прекрывая спину, волоча мешок с провиантом для ебанутых дедов. Вот же старые пидоры, думал я, сжимая оледенелые губы. Сидят, орут. Чтоб их. А если передохнут — кто тогда там жить будет? Или у них сотни учеников? Сейчас посмотрим на этих, педоротых. Путь длился бесконечно долго. Начиная с довольно бодрого подъема в умеренном климате, мы взбирались поуши в снегу, щурясь от ветра и проклиная всё на чем стоит свет.Вдруг я увидел каменный монолит. Открылось второе дыхание, да и буря стихла, открыв на суровом небе пушистые облака. Статуя Талоса чинно и доблестно охраняла вход, будто говоря об абсолютной безопасности этого места.
Мы с Лидией ринулись вперед. Высокую башню, посреди которой стоял кованый сундук огибали винтовые лестницы. Лидия недолго думая закинула замерзшие продукты в сундук и последовала за мной вверх, ко входу.
Внутри, в полумраке монастырских стен, пахло ладаном и воском. Мы вышли в освещенный зал, когда заметили старика в потёртой мантии, вышедшего нам на встречу.- Итак, на переломе эпох в мире появился Довакин.
-Да, да. Я здесь по вашему зову — шевеля мороженными губами отозвался я.
— Мы должны проверить, есть ли у тебя дар — продолжил старикан. — Отдохни с дороги, мы разместим тебя и твоего стража в кельях. Завтра утром будут испытания.
С этими словами дед жестом повел нас мимо узких коридоров, освещенных факелами к жилым помещениям. Я напрягся. Тоесть, присутствует вероятность того, что дара никакого нет? И я просто так пришел сюда, чтобы обосраться и уйти ко всем хуям собачьим? Ну да. Не для того я шел семь тысяч ебучих ступенек.
-СT0I7 ! — крикнул я, чуть ли не трясясь от возмущения, обиды и злости, однако, вместо этого я то-ли чихнул, то ли матюгнулся, но слово скорее напоминало “фус”.
Эффект так же оказался невиданным — дед чуть ли не подлетел, выписав ногами чудной финт. Пока я пытался осознать, что случилось, старик расплылся в улыбке и расхохотался
-Ты и вправду довакин! Добро пожаловать на Высокий Хротгар! Я — мастер Арнгейр и я говорю от имени Седобородых. Мы наставим тебя на пути Голоса, как наставляли прочих драконорожденных
— И много этих, прочих?
— Достаточно. С тех пор, как Акатош дал этот дар смертным, многие были награждены Кровью Дракона. И семенем.
— Семенем? — в один голос переспросили мы с Лидией. Та аж покраснела, вспомнив, какое количество проглотила за время нашего знакомства.
— Да, да — мягко продолжал Мастер. — Семя дракона так же течет в тебе, даруя силу потомству.

На языке вертелся неприличный вопрос, но я постеснялся задать его старику. А потом спросил:
Можно ли использовать семя Довакина в качестве эликсира?
Лидия залилась краской, как свежий Вайтранский томат.
-Ох, Довакин… по правде сказать, этой информацией мы планировали поделиться с тобой позднее…
— Как скажете, мастер Альцгеймер — пожал плечами я, едва нас ввели в комнату. Довольно уютная келья с минимумом необходимого. При этом, в центре имелся камин, вдоль стен вместительные шкафы и уютная двухъярусная кровать с кучей шкур для утепления.

Даже без подготовки ты уже обращаешь свой Голос в Ту’ум, то есть Крик. А утром мы посмотрим, как ты любишь и умеешь учится. В шесть часов у нас трапеза, а затем обучение. Отдыхай, Довакин. Путь предстоит долгий.

Мы расположились у камина и уснули, обессиленные долгой дорогой. Удар колокола, созвавший Седобородых на завтрак, разбудил нас, как показалось, едва мы сомкнули глаза. Голод, наконец, дал о себе знать и мы пошли петлять по коридорам, ища трапезную. Но нас нашли раньше — новый старикан поприветствовал нас и, представившись Эйнарт, любезно проводил на завтрак. Там мы уселись за длинный деревянный стол и с аппетитом откушали местной стряпни: представлено было три вида каши с сухофруктами, орехами, медом и вареньями, так же запеченные в золе яйца домашней птицы и квас. Все старики глазели на меня, как матросы на портовую девку. Даже страшно стало, но, едва мы поели, нас сопроводили помыться и выдали такие же потертые мантии как у всех. Пахли они морозной свежестью и лепестками цветов. Первый урок начинался немедленно и, пока Лидию знакомили с распорядком, служебными помещениями и жизнью общины, я пошел в зал обучения, учиться. Ну что за вечный ученик, ебаный ты нахуй — думалось мне, когда я встал, окруженный стариками посреди зала.

Даже без подготовки ты уже обращаешь свой Голос в Ту’ум, то есть Крик. — начал лекцию мастер Арнгейр. -Когда ты используешь Крик, ты говоришь на языке драконов. Кровь дракона дает тебе врожденную способность изучать Слова силы. Все Крики состоят из трех Слов силы. Каждый раз, когда ты овладеваешь Словом, твой Крик становится сильнее. Мастер Эйнарт научит тебя «Ро», второму Слову в Безжалостной силе. Ро означает «равновесие» на языке драконов. Соедини его со словом Фус — «силой»- чтобы еще больше отточить свой Ту’ум.

— Ко мне подошел дед, которого мы встречали утром. Он, не сказав ни слова, остановился вблизи и уставился себе под ноги.Я, на всякий пожарный, отошел от него подальше.
— Ро. — на каменном полу образовались странные, горящие пламенем иероглифы, своим мерцанием освещая комнату. Я боязливо подошел к явившемуся чуду и почувствовал приятный диссонанс внутри себя, вокруг значительно потемнело. Все произошло, как и ранее, состояние полного непонимания, завораживающее свечение и слово «Ро», что тут же въелось в память. Сложно сказать, почему эти ощущения мне нравились. Я как будто не учил новый язык, а вспоминал. Странное чувство,похоже на перечитывание книги, что не брал в руки очень давно: что видишь — помнишь, а что будет дальше — не знаешь.
— Слова даются тебе легко… — улыбнулся мастер Арнгейр. — воистину у тебя дар. Но выучить Слово силы — лишь первый шаг… чтобы воплотите его в Крик, нужно постичь его смысл постоянными упражнениями. Именно так мы изучали Крики. Ты же, Довакин, можешь напрямую поглощать силу и знания сраженных драконов. При посвящении Мастер Эйнарт позволит тебе почерпнуть его знание «Ро». — Монаха окутало золотое свечение, такое же, как и то, что исходило от иероглифов — необжигающий огонь. Свет касался одеяния старца и плавно переходил ко мне, впитываясь в каждую ниточку, проникая в подсознание. Закончив, старик пошел прочь, удаляясь в глубь помещения.

Последующие пять часов я тренировался соединять слова, толкая корзины с соломой.
Далее последовал плотный обед, час перерыв и снова корзины, на которые я кричал. Иногда они медленно заваливались, иногда отлетали в другой конец зала, раскрученные, будто пращой. После ужина мне снова давали переварить информацию, вместе с пищей и спокойно отходить ко сну. Так прошла неделя. Затем ещё одна. Но вот однажды, я проснулся от странного действа.
Мастер Борри, отбитый на всю башку старикан, тыкал свой вялый хуй мне в рот.
-Кааа — я попытался спросить, какого хуя, но член уже плескался в моей ротовой полости.
-Прими семя Седобородых — шептал дед. — Открой свой туум…