T3DtdPBIwg0

Глава 3

Я откупорил третью бутылку эля. Вообще, отдаю предпочтение разливухе, нежели бутылочному, поскольку… Блядь. Какая, впизду, разливуха-разхуюха! Я всю ночь перелистывал дрожащими руками потрёпанную книжонку «Великая Война», что нашлась на полке шкафа моей комнаты, снятой в таверне Ривервуда «Спящий Великан».
«..Я сам командовал Десятым легионом в Хаммерфелле и Сиродиле, пока не получил ранение в 175-м при штурме Имперского города…»
В 175-м. Шеогорат меня еби, это не розыгрыш. «…В 4Э 98 исчезли обе луны, Массер и Секунда. Это вызвало волну трепета и страха по всей Империи…»
«…Чернотопье вышло из-под власти Империи, едва завершился Кризис Обливиона и атаковало Морровинд так до конца и не оправившийся после извержения Крсаной Горы и гибели острова Вварденфелл….»
Гибели острова Вварденфелл. Книга вывалилась у меня из рук. Я медленно стёк с кровати на пол и уткнулся головой в колено. По щеке потекли слёзы. Не помню, когда последний раз я так рыдал. Одиночество, бессилие никогда не выжимали из меня надежду. Ни один даэдрический ублюдок, ни один потный тюремщик с толстым хуём не лишали меня мысли, что я вернусь туда, где меня любят, помнят, ждут. Сейчас эта мысль ушла. Сейчас – я один. Ни одна живая душа не знает моего лица. У меня нет прошлого. Снова. Как в тот день, когда я прибыл в Сейда’Нин.
Сейда’Нин….Я снова завыл, как пёс, что нашел труп своего хозяина. Джффри… Мартин…Браус… Кай…Захар….Крассиус… Как они погибли? От старости ли, или от меча дреморы? От копья аргонинанина? Я не узнаю никогда.
— Э бля! Хорош выть! – открыл дверь повар – Барда не слышно! Помер шоли кто?
— Ф..Ф…Фсеее….- надрывно протянул я.
— Ну-ну, бывает. Проклятая война. – склонился ко мне норд.
Я прижался к могучей груди. Крепкая рука гладила по голове. Я прикрыл глаза. Легкое пощипование сосков, норд нежно сжал мне член и я пришел в себя.
— Нет я…ты…
— Что? Лаской мужской брезгуешь? – убрал руки трактирщик – Ты не отсюда, я погляжу? Имперцам тут почёт – пойдем, закажу тебе песню.
— Не понимаю, — вытирая лицо поднялся я, чуть было не выебанный в сраку- норды, как я понял, ненавидят Империю.
— Далеко не все – улыбнулся Оргнар.
— Эй, Свен! Сыграй гостю «Имперскую»!
Свен оказался тем самым парнем, что кричал на пьяную в слюни старуху, чтоб она не пиздела про драконов. Лихой длинноволосый парень моих лет…ну, на вид моих лет принялся перебирать струны лютни
«За юность мы пьём, прошлым дням наш почёт.
Скоро век произвола совсем истечёт.
Побьём Братьев бури, землю нашу вернём….»
— Вот бутылочка, за мой счет – протянул мне мёду трактирщик. Я сел к очагу в центре зала хлюпая носом, стал понемногу приходить в себя. В Морровинд я тоже приехал без друзей, без прошлого. Нашелся же. И тут найдусь. В конце-концов, хорошие люди везде есть. Вот даже парнишка этот, Свен. Почему бы и нет.
Как только бард допел про смерть Ульфрика, я подошел к нему.
— Свен, да? Я Дранус. Из Хелгена. Права оказалась твоя мать, там действительно был дракон.
— О боги, значит матушка не выжила из ума! Отличная новость! – обрадовался парнишка – Осталось только поднасрать босмеру.
— Поднастрать босмеру? – удивился я.
— Ну да. Этот пустотелый каждую ночь лазает в «Ривервудский торговец» смотреть, как подмывается Камила, и дрочит!
— Что в этом такого? – решил я не допускать издевательств в адрес эльфа – все дрочат
— Но этот дрочит себя в очко поленом! Он пустотелый! Бывший каломник! Говорят, его похитил какой-то данмер из Вваленвуда! – не унимался Свен – давай проучим этого пидора!
Раз такое дело – решили сдать поганца с потрохами и сочинили презабавное письмецо. Дескать Фендал признается в поедании фекалий и предлагает дружеский фистинг Камиле и её братцу. Ничтоже сумняшеся я побежал в «Торговца».
— Кто-то должен что-нибудь сделать?! – вопрошала имперка
— А я ебу? Это полюбому какой-то наркоман! – разводил руками брат, когда я вошел.
— Письмо для Камилы Валерии – достал я бумагу и протянул даме.
Та быстро пробежала глазами по тексту.
— Совсем ебанутый босмер – комкая письмо процедила она, — понимаю, в жопу предложил, но поленом, это перебор!
Хихикая, я вернулся в таверну и мы со Свеном выпили ещё по паре бутылок. Хотя, наверное больше.
— А давай ещё пизды ему дадим?
— А давай.
Сказано сделано. Эльф как раз рассматривал увесистое полено.
— АГА ПУСТОТЕЛЫЙ! ДЫРКУ ПРИМЕРЯЕШЬ!? – заорал Свен и, выхватив полено переебал низкорослику по голове.
Я так же не остался в стороне – отвесил пару внушительных пиздюлин с ноги.
Затем, сняв штаны с лесного эльфа, Свен пропихнул ему в анус хуй, а затем и пару шишек, после чего бросил в реку.
Наконец, на крик прибежал стражник. Немолодой, с лицом напоминавшим мне…
— Командир Кай, что тут происходит?! Свен опять эльфа ебёт?
-КАЙ!!! – не выдержал я, — Каюшка! — тут уже Свену пришлось сдерживать мою истерику, слёзы и срыв.
— А ну пошли нахуй из города! Оба! – ругался командир, когда на помощь подоспели ещё два стражника. Третий выловил босмера недалеко от городских ворот, помог тому избавиться от шишек и тоже направлялся к нам.
— Свен! Третий раз за месяц эльфа трахаешь! У нас всё разрешено, сам знаешь! Но сделай ты по людски – купи амулет, пригласи в Храм Мары…
— Я не таков! – гаркнул бард и, блеванул.
— Пожалей мать, скотина! – плюнул в него закутанный в шкуру босмер. – я претензий к его семье не имею, но эту рожу тут видеть не хочу – как мне показалось, чересчур лояльно пояснил стражнику Фендел. Ему, походу, понравилось. Нас выставили из города и мы, смеясь и угорая, направились в Вайтран. Свен сказал, что необходимо доложить про дракона Ярлу. Веселье весельем, но у них даже стены нет. Я согласился. Свежесть Скайримского воздуха отрезвляла почти мгновенно. К Вайтрану мы спускались уже практически трезвые.
Деревья, частные медоварни очень соблазнительно выстроились вдоль дороги, как вдруг, среди каких-то огородов я увидел нечто необъяснимое.
Огромный мужик…. Нет, не огромный. Мужик, блять, ростом в половину Башни Белого Золота. Я просто замер. Это…
— Это Соратники Великана пидорасят – пояснил мне Свен, заметив, как я застыл открыв рот. – Не парься, он тупой, что-то типа тролля. Повадился на фермы капусту топтать да коров пиздить. Мне в прошлый раз один стражник рассказывал, когда бухать в «Спящего» ходил.
— Я думал великан – это Ход – отходя от шока выдавил я.
— Хах! Ты ещё мамонтов не видел! – хохотнул Свен. – пойдём, поближе посмотрим!
И мы побежали вперед. Не могу описать странность ощущений, когда видишь великана. Он как будто из неправильной перспективы. Рубали его две бабы с яйцами и один здоровый мужик с двуручником. Правда, на фоне великана он всё равно казался мальцом.
Интересно, какой у великана хуй? – подумал я.
Не став путаться под ногами, в прямом смысле слова, мы со Свеном пошли дальше, прямо к городским воротам.
Страж хотел было что-то нам предъявить, но услышав, что мы пришли просить помощи за Ривервуд, сразу впустил. Внутри оказался действительно город. Избы и улочки простирались в очень укомплектованном порядке внутри крепостной стены.
— Сразу к ярлу? – спросил я Свена
— Утром – ответил тот – смотри, уже солнце садится. Давай лучше в трактир!
Я спорить не стал. Обведя взглядом город, мы тут же заметили вывеску «Пьяный охотник». То, что лекарь прописал.
Однако, войдя внутрь, мы не увидели никого. Что за тухлятина? Какой-то босмер щурился из-за прилавка. Завидев его мы громко заржали и вышли прочь. Благо, через десяток шагов была таверна. Мы вошли в «Гарцующую кобылу» и улыбнулись. О, да. Тут играла музыка, пахло жаренным мясом, хлебом и чесноком, а вокруг очага толпился народ. Молодой паренек жеманно пел какую-то романтическую песню, а пьяный в говно редгард незаметно ссал за винную бочку. Переглянувшись, мы тут же пошли к стойке и, взяв по элю, любовались выступлением. Конечно, на четвертой пинте Свен решил набить местному барду ебало, но я вовремя увел его в комнату. Для экономии снимали одну на двоих.