YlW3VcVN7Bo

Глава 51

Я крутил стакан, разглядывая светло коричневую, золотистую жидкость внутри.

-Может это, своё расследование там… пойти против власти – нарушил тишину Горатиус

— Может – опрокинув содержимое залпом – выдохнул я. А может и нет. Незнаю. Мне кажется, я просто стал старше. С возрастом прошел тот запал, который подталкивал поспорить и разобраться. Ныне все темы кажутся…очевидными. Не хочется что-то доказывать, а идиотов просто убить.

Что злободневного нынче, вообще? В мире! С чего  меня  злость берет? С того что старшее, да и тупое молодое поколение не видит ничего плохого рожать в бедности. Дали боги фуражира, дадут и сладкого эфира. И прочий лютый идиотизм. Много меров поддерживают Хелсета, несмотря на расследования. Ты что, сука, как на Чернотопье хочешь, ебаный смутьян?! — говорит данмер, которого обворовывает король, покупая дворец в ущерб оплаты труда шахтеров. Предприниматель в Гнаар Моке раздавал бесплатный батат. На него жаловались и оскорбляли, потому как доброту восприняли как должное. Как обязательство. Народ жрёт рисовые лепешки с лопаты через изгородь. Дикие примитивные тупые рабы, которым нравится гнить на дне. Нравится превозмогать. Завидовать и поливать грязью других. При этом считая себя господами. На Востоке убивают геев. Забавно. Убийцы, садисты не вызывают злобы у населения. Побивание камнями, женское обрезание, замужество с 12-ти летней, террор — это не так страшно, как быть геем. Именно геи разжигают слепую ярость. Ни палачи, ни колдуны-некроманты. А просто размалеванные или нет мужики, любящие ебаться друг с другом. У меня нет философского замечания на этот счет. Жить трудно. Нужно получить ремесло. Алхимия, художественная ковка, зачарование. Что-то такое, где важен ты сам и видно твое развитие. Ни ебаный курьер, ни стражник, никто, зависящий от компании. Закрылась шарага — пошел скитаться. Но это просто вот говно. Не хочется это мусолить. Нассать на это всё.

— Я полностью согласен со всем вышесказанным тобой. – отозвался Калвус, слушавший не перебивая. Я тоже стал старее. Я тебя понимаю. И я просто наемник. Работаю за гарантию, надеясь, чтоб ничего не сучилось. Но народ ждет…

— Да. Народ молод и ретив. Ему хочется, чтобы ворвался герой, с залупою оголенною, стреляя через плечо из арбалета, идти против системы. «Вам не поставить меня на колени! Я не буду плясать под вашу дудку, кто бы вы там ни были!» А никого и нет. Всем похуй. Твоя жизнь только твоя. Суета, рутина и обыденность Ничто. Ни к чему. Ни ради чего.

— Но я же слышал что о тебе говорил Советник и тот хаджит – ты ведь Нереварин. – заказывая ещё по стаканчику возразил мой собеседник и вместе с этим мой телохранитель.

— Я думал то, что со мной происходит, не было ни с кем. Все просто дурачки, не вкурили сокральное знание. Вот он я — красив мускулист с бутылкой бренди Дагот, встречаю рассвет на силт-страйдере, несущим неважно куда! Глупцы прозябают в тухлых шахтах, не учите меня жить! Я вижу картину со стороны, я альфа и омега.

И приключения, новые знакомства, мысли о том, что случайности не случайны

Увы, я вижу, как идут годы. Я вижу варианты «случайностей», и они больше не кажутся мне «удивительным провидением». Так произошло, не более. И в этом нет смысла копаться. Мне больно на всё это смотреть, однако я предпочитаю не вмешиваться.

Мне тяжело вернуться в легкость и придурковатость

Мне не легко, потому что мне тяжело.

Вот так правильнее всего сказать.

Тупой простой очевидный, но почему-то не понятный в юности смысл.

Жизнь поглощает работой. Послушник — Посвящённый — Специалист — Советник. О да. Вот оно. Сидишь себе в поместье, охуевая от бумаг, отчетностей, услуг, поставщиков и списаний, списаний, списаний. Не те законы, не те решения, ты весь в материальной ответственности. Эй, где тот паренек за с арбалетом, что пил с эшлендерами? Пророчества? Похуй. Задания? Да насрать, тебе поручили – можно хуй забить, там разберутся Не твои дела. А теперь всё что есть — мои дела. И что дальше? Вот! Советник же блять! Седой на пол головы, с трёмя перьями в жопе,  говорящий и  пишущий  одновременно. Не видящий ни семью, ни свой заработок. Этого я хотел, начисляя комуниковый эль? Это моё будущее? Да, новое поместье, Крассиус может себе и отпуск позволить и платье изящное, но я даже не буду помнить какого она цвета. Взял в кредит в салоне, пока звонили уточняли планы по реалищации невозвратного товара. Поставщик не берет трубку. И заработок не великие деньги. Но это похуй. Ты уже ничего не видишь. Ты только за всё отвечаешь. И нюхаешь. Или до старости авантюрист. Наёмник. Без обид. И тогда уж не прокормить ни себя никого другого. Вот вся жизнь. Хуй с каломниками, королями, эчлендерами, пророчествами, хуй с ним! – переходя на крик я встал на стул, схватил не оплаченную бутыль мацта и, задержав дыхание, вылил себе в глотку.

Интерьер «Крылатого Гуара» поплыл вокруг. Хаджит-бармен, с недовольством наблюдая за нами всю попойку, тут же позвал стражу. Горатиус что-то кричал, я падаю, одновременно начиная ссать.

Последнее, что помню – как меня, обоссаного, выволакивают из таверны. Проклятые прилипалы.