StyIb2AnMfY

Глава 7

Я осторожно ступал вперед, практически крадучись в глубь Саартала. На всякий случай пришлось подготовить магию, надо сказать, самую отмороженную. Во всех смыслах. Причин на то было несколько. Во-первых, фаерболы неприятно ассоциировались с тюрьмой Сиродила. Во-вторых, так гораздо вкуснее пить местное поило, называемое мёдом. Жаль, что не изучил магию льда раньше, когда доступ к бренди был свободным и открытым, как шлюха из Дома Земных Наслаждений. Ну, кроме хаджитки. А ещё эта магия очень неочень действовала на сушёных мертвяков, в чём я и убедился в первой же стычке. Немного подмерзая, несносные покойники, выкашливая нордические матюги, продолжали пытаться меня прикончить, отчего приходилось порхать вокруг них, как во времена арбалета. Эх, мой арбалет. Сгинул, вместе со всей той жизнью, о которой мне уже тошно вспоминать. Ну и хуй с ним. Сейчас мне хотелось, чтоб рядом призвался атроннах, нах, а сам бы я был в даэдрических штанах, но увы, про огненного атронаха я знал только то, что его нельзя выебать без морозной соли, а к ледяному в каком-то там году примёрз хуйцом какой-то там Авгур, решивший, что познал магию холода нордов в совершенстве. С тех пор его никто не видел и большинство полагает, что это обыкновенный пиздёж и не более чем красивая легенда. В общем, так я продвигался, вспоминая разную хуету, и затыкивая окаянных зомби сосулями, подкидывая им под ноги гололедицу и подбирая босяцкий лут, пока довольно одинаковые кишкообразные коридоры, наконец, не вывели меня в просторную залу, с решетчатым проходом и рычагом посередине. Вокруг рычага были разбросаны камни, а точнее барельефы рыбы, змеи и орла. Ебучая головоёбка. К счастью на её решение ушло всего пара минут – подсказка находилась рядом, и я без труда выкрутил камни в нужной последовательности. Рычаг поддался, а я, живой-здоровый, продолжил свой путь.
— Подожди, мой мальчик, подожди! – услышал я стариковское кудахтанье. Толфдир, запыхавшись то ли от бега, то ли от недавней оргии, усердно старался меня догнать. Я удостоил старика своим терпением. Всё-таки не стоит пренебрегать опытом старших. Хотя, кто из нас старше – ещё как посмотреть. Но, учитывая, что я великовозрастный бездарь, гордиться тут особо нечем.
За одним из поворотов с нехитрой ловушкой открылась алхимическая лаборатория. И кто блять химичил в таком месте? Но что было ещё удивительнее – потрёпанная книга моего старого друга – Крассиуса Курио, да обретёт его стояк вечный покой. Похотливая Аргонианская Дева. Издание второе, дополненное и…подписанное. Мне. Это моя книга, та самая, что вручил мне Крассиус. Как такое возможно? Страницы должны были истлеть, если не тот факт, что она вообще никак не могла появиться в Скайриме. Я стоял в полном оцепенении, пока Толфдир не прикрикнул на меня.
Пропуская наставника вперед, я поплёлся за ним, пытаясь согреть дыханием окоченелую руку и выкинуть прошлое из головы. Это просто ни с чем не вяжется. Я и не обратил внимания на резную металлическую дверь, что старик толкнул по инерции и прошел вниз.
Спуск в открытый зал и чудовищных размеров шар кружил в облаке невиданной мне до селя магии. Шар закрепили посреди четырех громадных колонн. Весь он был покрыт рунами, что периодически светились, притягивая и завораживая от всего остального, творящегося вокруг. В том числе и от здорового драугра, сидящего за столом с маринованной расчленёнкой и посохом. Само собой, закостенелый гигант со скрипом поднялся со своего трона. Конечно, он был не так огромен, как шар, но тоже вполне себе впечатляющий. Толфдир не растерялся, но вместо того, чтоб наброситься на мертвеца, выплёвывая заклинания, попытался спиздить посох, лежащий на столе. Хуй те, старикан. Не на того напал. Я уже уворачивался от ударов стража сферы, сжимая в руке заветную резную палку. Всё-таки мне не было равных в вопросах категории спиздил-съебал.
Толфдир лишь раздосадовано причмокнул, но быстро нашел, как отыграться. Дав команду «отвлеки-ка его», мерзавец спрятался в углу и принялся кал давать на сферу, гаденько хихикая. Далать нечего – увесистые сосули полетели в драугра. Тот лишь пошатнулся, а я бегал вокруг, отогревая руки о бюджетные тряпки ученика. Не знаю, что там чудил Толфдир, но зомби слабел, и третья сосулька, пробив хрупкие рёбра нежити, сумела сбить его с ног. На четвертую уже не хватило маны. Придя в ярость с короткого манапула (ненавижу всё короткое), я подскочил к драугру и разебал его неживую харю круглым набалдашником посоха.
— Толфдир, что это за хуйня – отдышавшись, бросил я старику, не сводя глаз с трупа нежити. Труп нежити. Еще один удивительный парадокс.
— Понятия не имею, но это охуительно! Совершенно охуительно! – не сдержал эмоции дед – Нужно немедленно сообщить архимагу. Он должен сам это увидеть.
Сплюнув, я заметил сложенный конверт, припрятанный в обветшалом доспехе мертвеца. Развернув бумагу, я прочел проклятье Йурику, которого, судя по всему, только что прикончил.
Что ж, моя работа на сегодня была выполнена. О странном Йурике поспрашиваю в другой раз. Обессилив, я почапал на выход. Возможно показалось, но открывая дверь, я услышал звук открывающейся бутылки. Ну хоть не спускаемых штанов, отметил я про себя, и отправился в Коллегию.
Вытряхивая снег из сапог прямо перед покоями архимага, я не мог не нарваться на замечание альтмера из Доминиона, выходившего из нужной мне двери.
— Пошел нахуй, ты тут не уборщица – хотел было я урезонить зарвавшегося остроухого, но предпочел скорее разобраться с Саарталом.
Кабинет архимага напоминали комнату Господина Ариона. То же убранство магического и загадочного, таящего в себе смертельные тайны. Сам волшебник сидел за столом, обложившись книгами и бокалом…бодрящего зелья, я думаю. В центре зала располагался уютный сад ингредиентов, любовно подсвеченный магическими огоньками.
— Только не говори, что кого-то из учеников опять испепелили – устало потёр глаза Савос Арен – у меня и так дел по горло.
— Нет, нет. Мы нашли какую-то сферу. Толфдир хочет, чтоб вы её осмотрели.
-А. Понятно – откладывая книгу, посмотрел на меня данмер. – Думаю, Толфдир даст более…точное объяснение. Что ж, спасибо.
Поскольку мне нужно будет отлучиться – не хочешь сам что-нибудь выяснить? – прищурился мер – Поговори утром с Урагом в Арканеуме. Возможно, у него найдется пара интересных книг о чем-нибудь похожем на твою находку.
— Спасибо и…мутсера Савос.. – сбивчиво начал я
— Говорите?
-Вам достаточно лет чтобы вы могли рассказать про Красный Год. – я таки отважился задать щекотливый вопрос — Что же случилось?
— А что рассказывать? — поднялся архимаг — Как шумиха на Красной Горе началась, так и покатились. Лорд Вивек исчез. Нереварин исчез. Сила, что поддерживала луну Баар Дау, в воздухе над городом Вивек, начала иссякать. Я ведь уже в Скайриме был, на самом деле. Отец в Сиродиле. Так что всё из свежих сплетен да маленьких секретов. Сперва каломники головы подняли. Дескать, грядёт великий Кали, каломничество – путь просветления и т.д. Бред полнейший. В Телванни давно этим всем переболели. А заклятья типа «Запор Фенрика» и «Пердящая Жаба Тинура» даже в Гильдиях Магов преподавали. Я преподавал. Ну да что-то забыли все об этом. Затем босмеры с ума посходили. Удумали, будто Гора – огромный пустотелый пень. я и не припомню всех. Новый день, новый лидер. Сариони устал про ЧИМ вопить. То одно, то другое, бурная деятельность с нулевым кпд. Двое магов — Ванис и Зотис — создают Моррошинд, машину, способную поддерживать Министерство Правды, расположенного на Баар Дау, в воздухе. Однако их спор, вызванный субъективным вопросом о качестве паст, перерос в драку между ними, вследствие чего пострадал и сам Моррошинд. Произошёл взрыв, обоих магов выбросило в Обливион, а Министерство Правды, ничем не поддерживаемое, врезалось в Вивек, создав огромный кратер, который был немедленно заполнен водой Внутреннего моря. Место, на котором раньше стоял Вивек, теперь известно как Гибельный Залив. Из-за падения Министерства Правды также произошло извержение дремавшей до этого Красной горы. В результате этой катастрофы погибли тысячи данмеров. Вот такой краткий экскурс.В общем, пока решали, как правильно – маит или мацт, аргониане с болот повылазили и на хитин всех усадили. Так и пал Морровинд.
-Первый? – с чего-то уточнил я, сам не понимая смысл вопроса
— И второй тоже. Хорошо хоть Инвентарь Инвентарьевич всё починил – последовал не менее ебанутый ответ Савоса.
— Ну и Лихуй с ним. – подытожил я, дивясь собственной ереси. Что блять? Инвентарь? Это вообще, что за парафазия началась? Я удивленно хлопал глазами, пытаясь вспомнить что только что сказанул. Однако, Савос Арен абсолютно спокойно накинул капюшон походной мантии и вежливо указал на дверь, давая понять, что не в праве задерживаться.
— Что вы только что сказали? – выпалил я, когда темный эльф запирал дверь
— Я молча указал на то, что мои дела не терпят промедлений.
-До этого..
— Так и пал Морровинд
-А ещё
— Мутсера, если вам так нравится, Дранус. Я не забываю своих слов. Мы не беседовали ни о чём помимо, и это был наш с вами крайний диалог, не считая текущего.
Наседать не было смысла. Возможно я додумал что-то у себя в голове. Что-то, о чем не могу даже приблизительно вспомнить. Инжениум. Магическое устройство, построенное данмерами после исчезновения Вивека в Министерстве Правды, для поддержания в воздухе луны Баар Дау называлось Инжениум. Вот что говорил архимаг.А я как услышал? Не помню. Это пугало и будоражило.
Орден Пиздриков, странные сферы. Перепутанные разговоры. Первый час ночи, а я не мог уснуть, несмотря на то что был вымотан, как портовый аргонианин. Аргонианин!
Я достал прихваченную книгу. Автограф Курио на месте, а значит я не сошел с ума. Листая знакомые страницы у себя в комнате, я лениво нащупал член, понюхал руку, снова нащупал член. Эх, известный до каждой запятой сюжет двухсотлетней давности, а всё же так игриво волнующий по сей день. Крассиус был талантливым сукиным сыном, хоть и отъявленным содомитом. И нарколыгой. А с чего его винить. На свете столько бесталанных говномесов с потухшими от сахара глазами, но в сколько-нибудь успешной особе мы стараемся увидеть именно эти пороки. Хотя, у воинов Скайрима, насколько мне известно, однополая любовь не под запретом, а даже законна и поощряется храмом. Общественное мнение столь же не постоянно, как этот пресловутый портовый ящер. Что тоже является общественным клеше. Так, петляя в воспоминаниях и образах я и заснул, с открытой на середине «Аргонианской Девой» и рукой в штанах.
Утро наступило внезапно. Я проснулся от странных звуков, исходящих от…моей алхимической лаборатории. Берлина что-то варила в моей комнате, пока я так и храпел, с книгой и рукой в потребном месте.
— Какого…?
— А чего ты хотел, дрочила?! – видимо данмерка заранее подготовила речь на случай моего возмущения – ебучий северянин северянин и его заднекомнатный мешок блох пытались сварить скууму на моей лабе! Рабочая теперь только твоя! Мы команда, грязекраб! Не все могут позволить себе дрочить и спать весь день в своей раковине! Домашку никто не отменял, так что заткнись!
— Пахнет мацтом. – поднявшись на локте спокойно парировал я.
— Каким блять маитом?! Мацтом!! А…ой..Да..это.. друзья прислали. – стушевалась эльфийка.
— Ого.. далекий путь бутылочка проделала – протянул я, усаживаясь.
— Да не особо – пожала плечами мерка – Яичницу будешь? Яйца квама. Это со Солтсхейма всё. Там же колония Редоран.
— Солтсхейм наш?! – подскочил я.
-Хуяш! Данмерский он. Как и положено. – нахмурилась Берлиана
— Да я это и имел в виду. – растерянно ответил я, не сдерживая улыбки. Солстхейм возраждает культуру темных эльфов! А значит те самые продукты, к которым я привык, снова будут в моём рационе! О мацт, божественный нектар. А яйца квама – чистейший протеин, вот чего не хватало моему организму.

— Подранная Барензия, ты когда успел всё это полюбить? – не сдержала удивления эльфийка.
— Долгая история – уклонился я – но полюбил. Спасибо.
— Да пожалуйста, на халяву и пепел сахар – надменно фыркнула Берлиана, но всё же сбавила обороты: слушай, не поможешь с домашкой? – заискивающе начала она. И куда же делась вся спесь? Видя в этом вопросе плодородную почву для чего-то нового с, как минимум, данмерской едой, я кивнул.
— Конечно, конечно. Только схожу в библиотеку. А то я архимагу пообещал. – ухмыльнулся я и вышел, светясь от удовольствия.