4_GOl4y-hkM

Глава 8

— Чё? Хочешь книжку?! – Нюхни отрыжку! – и седой бородатый орк в золотистой мантии протяжно и громко рыгнул, наполнив библиотеку коллегии отвратительной вонью. –здесь я главный, понятно?!
-П..понятно. – стараясь не дышать, отозвался я.- Мне бы книгу о сферах и тайной магии.. — вяло проигнорировав выпад ублюдка с манией величия, я просто хотел уже уйти отсюда.
— А можно конкретнее, студент!? – скрестил руки на груди престарелый орсимер.
Едва я попытался объяснить про Саартал, как был послан нахуй:
— Ты что думаешь, мы тут все в Коллегии телепаты, нет?! Вечером архимаг уехал, а я тебе с утра книжечку протягиваю?! Нашли вы там какую-то хреновину и чего? Если хреновина важная – жди, пока её сюда транспортируют! Это минимум два месяца, а учитывая, что гражданская война назревает – все четыре! А если не важная так и нечего книжки листать за зря, пальцами сальными! Оформляй абонемент и жди! Можешь пока чего-нибудь попроще почитать!
Я вздохнул и, выслушав о строгой отчетности и анальных карах за утерю и порчу книг, оформил абонемент. Чтобы не тратить время, я бегло прошелся мимо стеллажей и взял первое что попалось под руку — «Необычный Вкус». Оформив книгу под колкости старого гро, я, наконец, покинул Арканиум. Сорок минут на секундное дело. Да уж, этот орк явно не бреет жопу. Не помню, откуда у них это пошло, но с бритыми задницами вроде как только культурные экземпляры. Этот же совсем свихнулся сидя на окладе.
— Я уж думала ты в Обливион провалился – хмыкнула Берлиана, когда я вошел – тебя архимаг учиться готовить позвал? – добавила она, заметив в моих руках книгу.
— Да не, это я так, для галочки…Там такой…
— Мудак зеленый?
— …мудак зеленый сидит, да
Мы обменялись ещё парой фраз и, Берлина вышла, оставив меня наедине с засранной лабораторией и книжкой по кулинарии какого-то бретона.
Где-то через пару дней я с радостью отметил для себя месяц пребывания в Коллегии. Обучение радовало, я освоил по одному заклинанию почти из каждой магической школы и даже научился применять через раз. Так же не могло не радовать стабильное питание и сон в чистой постели — я с опаской приобретал вещества, употребляемыми моими однокурсниками. Испугался лишь, когда на первой неделе обучения хаджит упал посреди занятия и, пуская пену изо рта и пищал что-то о гнусной жизни внутри камня душ и шерстяных атронахах.
Тем не менее, была новость, омрачившая моё обучение. Ранним утром, когда я шел поссать, меня встретил Анкано в коридоре и спросил про оплату. Оплату обучения, не позднее середины следующего месяца.
— Нет, а ты что думал? – в ответ на мой обалдевший взгляд разводил руками альтмер – Приходишь такой в Коллегию, вот он я, учите меня колдовать за просто так! А мы такие, «О боги! Посмотрите на этого красавца! Сейчас мы дадим тебе комнату и трехразовое питание! Такая честь, что кто-то соблаговолил постигать тайные знания!» Так что ли ты себе это представлял? Извини, конечно, но мы не волонтеры и, повелевать стихиями, да призывать существ из потусторонних миров не такое постыдное дело, чтобы учить этому каждого встречного поперечного. Мы пойдем на уступки и дадим тебе месяц, поверив в твою нелепую версию о бесплатном образовании. Свободен.
Я в спешке соображал, что делать. Курьерские поручения от Сергия оплачивались скромно и с домогательствами. Нужна была простая и понятная работа за деньги.
Поиски стабильности привели меня в таверну «Замерзший Очаг». Просто потому, что она располагалась рядом с Коллегией. Таверна, прямо сказать, паршивая. Хозяин – Дагур, очень добродушный, хоть и спивающийся молодой человек, явно загнивал без посетителей. Не было посетителей – не было чаевых. Не было чаевых – я слушал истории о трудных временах, где нет денег, но нужно держаться, ведь главное это здоровье и хорошее настроение. Сам он частенько сидел, довольствуясь лишь здоровьем, содержа жену и дочь на просрочке. Так же с «Очаге» проживал постоянник – альтмер, Неласар, отчисленный из Коллегии за какие-то потные манипуляции с камнями душ. Сам он говорил об этом весьма уклончиво. Дагур предполагал какие-то пакости о зачаровании через анус или уретральном наполнении. Ведь как известно душа под мочевым пузырём – поссышь и на душе легче – смеялся норд абсолютно плоской шутке. Постояльцами были, в основном, редкие залётные долбаёбы, не отличавшиеся интеллектом. Ехали на заработки в самую северную глушь, прямиком мимо Винтерхолда. Грубили всем подряд, всё их не устраивало, ссали мимо очка в туалете, оставляли заблёванные комнаты. Прибирать приходилось мне, чтоб хоть пару септимов урвать. Один только добрый господин, представившись Ежи, отсыпал мне щедрую горсть септимов. На радостях я хотел было уже рассчитаться с Коллегией, но вдруг Дагур меня осадил:
— Собирайся, мне срочно нужен ящик мёда.
-Что за новости? – не понял я. – Ты ведь заказываешь алкоголь через ямщика. А он только вчера всё привез.
— А поставку кто принимал?
— Я… — перебирая в голове всевозможные косяки, осторожно признался я
— А сроки годности смотрел? А мёд нюхал?!
Признаться честно, даже не пересчитал нихуя. Просто кивнул, куда поставить продукты и проёбывался весь день, покуривая махорку за трактиром, напиздев, что там кто-то насрал. Потом самому пришлось насрать, для правдоподобия, но кого это ебёт?
— Мёд-то, скисший! И срок позавчерашним стоит! – хмурился Дагур.
Плохо дело. Редкие местные алкаши только мёдом кое-как и спасали весь этот ресторанный бизнес. Благодаря наценки норд тащил семью, анального альтмера и даже меня. Синяки, конечно, ворчали, но куда им деваться – платили, лишь бы похмелье умягчить.
Делать нечего, пришлось собираться. Не планировал я ехать в такую даль, да ещё и со своего кармана платить. Обучение придется ненадолго отложить.
Утром я встал пораньше и, накинув одежду потеплее, покинул уютные стены Коллегии. Погода как всегда затевала снежную бурю, отчего я поторопился добежать до Конюшни. Благо, ещё успевал.
— Посадка заканчивается через две минуты! – кутаясь крикнул извозчик.
Обрадованный, я отсчитал септимы. Если бы сейчас не успел – за четверо суток до следующего извоза Дагур бы меня сожрал. Да и деревенские помогли, алкота трухлявая.
Потёртый мужичок, державший поводья, лишь цокнул языком и покачал головой.
— Пральна вы усе бежите с этой кальвегии, пральна! Кто их знавает, колдуньё это. Обколюца своей маной и ябут друг друга в жопы!
— Ману.. пьют.
-Ась?!
-Не важно – усаживаясь, махнул рукой я.
Кобыла тронулась, и мы отправились на юг. Сутки в дороге и пара остановок. Телега тряслась и скользила, извоз матерился на чем свет стоит, ветер хлестал и закидывал нас снежными горстями. Со мной в повозке молча сидел бородатый хмурый мужик, два юнца и нахохлившись, толстая бабка, тут же задремавшая.
Бородач, одетый в железные доспехи на голое тело просто уставился куда-то в одну точку. Он даже не морщился, лишь иногда стряхивая снег с бороды. Молодежь шушукалась, выпивая что-то из бутылей, обмотанных тряпками.
— Вы тама не наляхайте! Тормазну толича в Виндхельме. – гаркну им кучер – А то здеся ссать – струя к пиструну прилипнет!
Тут же раздались недовольные междометия.
— А сколько по времени там остановка? – поинтересовался я
— Обычно до третьего часу – но мож и дольше, коль кобыл хворых подсунуть. Я покуда лично не проверю– не запрягу!– последовал ответ.
Дальше все ехали молча. С каких-то руин по нам стреляла нежить. Затем раздавили морозного паука – похохотали всем составом. Пару раз проезжали мимо порушенных повозок, припорошенных снегом. Мужики шепотом призвали имя Талоса. Да уж, страшно представить, что можно так вот запросто не доехать. Дороги не близкие, на магических телепортах норды еще долго не отважатся путешествовать, при этом живут так разобщенно. Вот и заводятся падаль всякая на дорогах. Когда ветер перестал бушевать, меня всё же сморило, и я задремал, покачивая головой из стороны в сторону, в такт ходу.
— Прррр! Приехали! – телегу шатнуло, лошади встали, и все пассажиры резко проснулись, хлопая слипшимися со сна глазами. Кроме мрачного мужика. Тот не спал и, как по команде, первый вышел из телеги, уверенным шагом направляясь в Виндхельм.
— Ух, очредной брат бури прибыл – качнув головой отметил кучер – Будет эльфов лупить!
— Нда, не любите вы эльфов – констатировал я, спрыгивая с повозки
-Сынок, да кто ж их любит то! – вклинилась бабулька – морды серые страшные, глаза красные, не работают ничегошеньки не делают, а государство им пособия платит! Спаси Талос, Ульфрик их прогонит.

— Дак ведь Красный Год же – попытался я встать на сторону данмеров
— Ой всё теперя, смотри-ка! – на вот, прочти, защитник эльфов! — и ямщик протянул мне небольшую книжку с ярким названием «Язва Квартала Серых» — иди вон, погуляй, ток эта, не загуляй! Ждать не буду!
Я поблагодарил кучера и пошел в Виндхельм через расчищенный от снега широкий крепкий мост. Хм, а почему маги коллегии не могут восстановить свой? Сколько там лет назад у них всё порушилось…Эх, жаль уснул на той лекции.
Как бы то ни было, кивком поприветствовав стражников, я вошел через массивные городские ворота.
Город встретил меня вполне ухоженной площадью. Однако, было заметно, что чистота тут поддерживалась «на скорую руку» — то тут, то там торчал не до конца вырванный куст, а на дорожках валялся наспех разметанный снег. Стены Виндхельма надежно прятали жителей от злых северных метелей, при этом количество людей в доспехах братьев бури внушало патриотам ощущение абсолютной безопасности, только…
— …давайте блять! Понаехали, сука блять! Жрать срать так за милую душу, сука блять, а чё полезного сделали?! Где помощь Ульфрику, сука блять?! — услышал я откуда-то справа и, повернув голову, лицезрел чудесную картину: два крепких норда, один из которых в говно, а второй на пути к этому, прижали к стене данмершу.
— А может вы эти – шпионы империи?! – раскрыл рот не обремененный интеллектом товарищ
— С ума сошли? – пыталась выкрутиться эльфийка
— Дааа, точно! Сегодня мы поймаем и разговорим какого-нибудь шпиончика, Сука! Блять!
То ли ностальгия, то ли обострённое чувство справедливости толкнуло меня вперед:
— Эй, ребят, давайте потише – максимально ровным тоном произнес я, понимая что подписываю себе приговор.
-Опаньки! Сука блять! Да у нас тут защитник остроухих! Эльфоёб завелся?
— Да он, наверное, сам этот, как его, босмер! – выпалил его боевой товарищ и парочка расхохоталась. Видимо, само слово «босмер» так рассмешило подвыпивших нордов, что обильно матерящийся хам сразу прописал мне в ёбыч.
— На ёпту, лови, сука блять!
Само собой, я поймал. Давненько не доводилось махать кулаками. К счастью, этот ошмёток личности попал мне в зону ярости. У каждого она своя. Кому-то стоит отвесить «леща», кого-то только тронь ладошкой по губам, некоторых требуется дернуть за волосы, а мне – ровно в нос. Удар в эту область привел меня в поистине первобытную ярость. Я заорал как дикая свинья и набросился на забулдыгу, молотя его что есть силы. Его корешок, да и эльфийка просто стояли в шоке от такого внезапного поворота, пока я превращаю морду лица пьяницы в компост. Лишь вовремя подлетевший стражник сумел меня остудить ударом с ноги по ебалу. Я тут же отлетел назад и вырубился.
— …и какого хуя?
— не было бы хуже.
— Нет, ты мне объясни, почему сюда-то?!
-И что, что имперец?! Давайте каждого имперца с разбитым еблищем сюда водить! Вывеску заменим на «Склад имперцев с разбитыми ёблами»
— Амбарис, успокойся, выдыхай
— Хуярис! Я спокоен как труп кагути! Так стоп! Он очнулся.
Я с трудом открыл глаза, мыча что-то не членораздельное. Честно говоря, предполагал обрести себя где-нибудь в подвале, с палкой в сраке, привязанного к агрегату для выдалбливания ануса. Или в пыточной. Или в камере. Но я сидел на стуле в баре. Правда, вместо выпивки на столе стоял таз с розовой водой и тряпкой. Голова гудела так, словно я упал на неё с вершины Коллегии.
— Что я где делаю? – всматриваясь в собравшихся спросил я.
Их было трое. Та самая женщина, вспотевший мужик с грязными седыми волосами, забранными в высокий хвост и небритый рыжий парнишка, все данмеры.
— С пробуждением! Вы в клубе «Новый Гнисис». В Гнисисе – пить!
— В Гнисисе – гнить – проворчал рыжий.
— Гнисис? – оторопел я – Это что же, снова Морровинд?!
— Ах дружок, если бы – продолжал седой – Мы всё еще в Виндхельме.
— И часто стражники бьют по лицу с носка? – вспоминая последние события начал я
— Если по синей лавке драка, да еще и в выходной – частенько. – снова пробурчал рыжий.
— Меня зовут Анус Дранус. – медленно поднимаясь, представился я.
— Амбарис Рендар, владелец «Клуба» — поклонился седой
— Малтир Эленил, помощник – махнул рукой рыжий
— Суварис Атерон, спасибо что спасли от тех пьяниц! А то я вас так и не поблагодарила. – улыбнулась эльфийка.
Я осмотрелся. Обыкновенный, босяцкий бар. Помнится, ссал в одном из таких за стойку, пока бармен пошел за жратвой. Где же это было….
— А почему «Клуб»? – поинтересовался я
— Ну как же! Звучит! – последовал ответ Амбариса.
Действительно. Ох и клубные же ребята, эти данмеры.
Получив стакан воды, я, наконец, вспомнил о повозке
— Сколько я тут уже?! – озираясь спросил я.
— Часа два – пожал плечами Малтир – а что?
Я рассказал про путь в Рифтен. Меры неодобрительно переглянулись.
-Мда. Хотя, тут тебе либо у нас в Клубе работать и от пьяных патриотов Скайрима бегать, либо даже не знаю. Мальчишка Аретино последнее время чересчур усиленно дрочит. Горожане обеспокоены, кто-то даже спизданул, будто он этих инвалидов из Темного Братства вызывать пытается…Это я к тому, что он из Рифта. Из сиротского приюта сбежал. – убирая таз, сообщил помощник бармена. Тем временем Рендар поставил передо мной тарелку с чем-то мелко нарубленным и уцененное зелье восстановления запаса сил. Я с удовольствием поел и, посидев с темными эльфами ещё немного, отправился к конюшням.
Холодный ветер приятно остужал всё ещё болевшее лицо. Я прибавил ходу, стараясь не поскользнуться, даже в боку закололо, но не напрасно.
— О, а я думал в Виндхельме остаться решил и… Боги на пороге, как же тебя разукрасили!
— Да-да, неудачно поговорил про эльфов, — усаживаясь рядом с бабкой кивнул я – уже хорошо поддатая молодежь захихикала. Тут к нам подсели еще парочка редгардов в национальных костюмах.
— Эй – толкнул меня в плечо один из подвыпивших – у этих воинов кривые хуи. КРИВЫЕ ХУИ!
Я присмотрелся и действительно – под не очень толстыми шароварами виднелись довольно неровные члены. Вульгарно.
Сверив по списку всех немногочисленных присутствующих, кучер прикрикнул на лошадей.
Дальше ехали с ветерком. Осадков выпадало гораздо меньше, да и климат постепенно теплел. Поскольку ехали вдоль реки, это ощущалось особенно чётко – вот еще недавно толстый лёд становился всё прозрачнее, а вот и рисунки трещин весело бежали вниз по реке, рассыпаясь и приставая к берегу небольшими льдинками. Да и трава, седая от снега, всё чаще попадалась сонно-жёлтой, осенней. Даже пасмурный настрой улетучивался. Сумерки постепенно опустились на землю, как бы очерчивая финальную часть пути.
— Камень Шора не проехали? – вскакивала то и дело дремавшая бабуля
— Да мы вас разбудим, бабушка – кудахтали все подряд пассажиры уже в десятый раз
-Ладно, ладно, мне бы только в Камне сойти – успокаивалась старуха и снова засыпала, чтобы повторить всё опять. Камня б курнуть. Я смотрел на её морщинистое лицо и чуть приоткрытый рот, с пожелтевшими с возрастом зубами. Рокочущий тихий храп терялся в ритме лошадиных копыт и скрипе телеги. Ох уж эта старость. А ведь она младше меня. Причем раза в три. Интересно, каким я буду в этом возрасте, если доживу. Веселым выпивохой-пошляком, травящим шутки где-то в зале славы Ассоциации Бардов? Или сумасшедшим изгоем, вытирающим сраку этим самым дневником, что строчу уже несколько столетий. Кто ответит? – только время.
— Тьфу! Едрить-даэдрить, будите бабку! Камень Шора прсрали! — рванул вожжи ямщик.
Под сетования и бормотания пришлось разворачиваться. А ведь почти доехали до Гринвола!