Глава 8

Целыми днями дождь барабанил по крышам Вивека, рисуя на водной глади каналов круги, а откуда-то издалека, поддерживая ритм, доносились раскаты грома. Я уже несколько раз подрочил и теперь сидел с трубкой, упиваясь одиночеством. Погода пятый день нагнетала тоску и уныние настолько сильное, что не хотелось даже пройти пару шагов до Захара. Торговать одеждой стало не выгодно. Ординаторы чуть ли не каждую неделю нещадно драли налоги и задницы. Mоя прибыль в прошлом месяце составила три бутылки флина. А выпито было гораздо больше. Пришлось даже продать свой арбалет и купить костяной лук. На вопрос «что за кость?» продавец пожал плечами. Будем надеяться, это не чей-то окостенелый хуй. Ладно, чего теперь ныть. Одни торгаши. Нихуя не производим, только продаем, продаем, продаем. И ладно бы, но ведь и культурного развития никакого. Столько даэдрических и двемерских развалин, такая культура, а музеев раз-два — и те нахуй никому не надо. Нет, мне, конечно, их тоже не надо, но, блять, без них же тоже нельзя. Что за народ без религии и культуры? Сброд. Проповеди Сариони полистал. Мда… интересные мыслишки, но духовной пищей сыт не будешь. Думаю, в скором времени опять приползу к Косадесу и начну умолять, как побитая шлюха, выдать мне очередное поручение.

Пара часов страдания хуйней, я прибрался в хате и нашел бумажку с адресами «стратегических целей», у коих необходимо было выведать очередную постную хуйню про данмерские мракобесия. Видать, я всё-таки попаду сегодня под дождь.

Решено начать с Аддхиранирр. Язык, блядь, сломаешь. Потому что не далеко и потому что из Гильдии Воров. Я там, конечно, никто-ничто, однако, про это можно уже не рассказывать. Я спустился в каналы. Ох и любят коты шариться вокруг помоек. Только бы не работать, дармоеды окаянные. И похуй бы. Но ведь в другие страны едут дармоедничать, суки. Свою засрали, за цивилизованные взялись. Уже вижу эту пизду. Интересно, они подмываются или вылизываются?

Конечно же, схема «пришел-взял-съебал» провалилась.
— Нет, Аддхиранирр не будет говорить с тобой. Её сбил с мысли надоедливый мытарь.
— Да еб твою мать, я-то тут каким хуем? Я же только бумажки взять. И съебусь тут же, честно! – в сердцах воскликнул я.

Не подействовало. Пришлось пиздюхать наверх, искать Агента Канцелярии, стригущего дань с торговли краденым.
Долго угадывать не пришлось. Пидорская бородка, бегающие глазки, сам в идиотских дорогих тряпках и бронежилете. Он явно хотел слиться с местным колоритом, но вышло не очень.

— Здравствуйте, я менеджер округа. Вы заблудились? – скосил я под местного.
— Да, да, добрый день. Меня зовут Дувианус Платориус. – представился агент.
Хм… ДувиАНУС… почти тезка. Легенда была еще нелепее одежды. Дескать, он заправский котоёб и потерялся. Да, да. Любитель подметать шерсть по всему дому. Я тут же представил, как обнаженная хаджитка мягко выпрыгивает из постели, оставляя приличный стог шерсти под одеялом и, накинув лишь твою рубашку, идет принять ванну. А потом рубашку не надеть, так как ебаная шерсть. Нахуй так жить?..

— А, да, — кивнул я, поймав взгляд имперца, который, кажется, заподозрил, что его не слушают. Было дикое желание сдать блохастую властям.
– Я только что относил её вещи в лодку, она собралась в Киродиил.
— Ах, какое совпадение, я тоже туда собираюсь! – повелся имперец.

Я вернулся к хаджиту и поговорил по делу. Оказывается, «Шестой Дом» — целая кампания, развернувшая свою деятельность среди контрабандистов, но товар держат в секрете. Что ж, взяв бумаги, я приступил к поиску второго информатора — Хулейи.
Хул, Хулейя… Имена-то всё хуевые какие-то. В досье значилось – ассассин. Любопытно было бы посмотреть, как он «бесшумно» шлепает своими когтистыми лапами за спиной жертвы.

Я посмеялся и направился в Квартал Чужеземцев. Дождь заливал лодку, из-за чего промокли любимые мокасины. Обидно.
Хорошо хоть, что встреча назначена в трактире. Я уже замерз, устал, проголодался. Всё-таки продавать тряпьё было куда спокойнее.

Квартал не переставал радовать говном и
рожами нелегалов, хватаемых ординаторами. Протискиваясь сквозь мокрых котов, ящеров, орков, бичей, шлюх, я испытал все оттенки отвращения.
Довершал картину долбоеб, притащивший гуара. Как он протиснул несчастное животное в дверь – загадка. Теперь гуар срал прямо посреди помещения и так не предназначенного на такое количество посетителей. Гуарье дерьмо растекалось вязкой жижей, источая невыносимый смрад. Ускоренный данмер бегал вокруг, успокаивал ординаторов, которые уже держались за дубинки.
«Черный Шлак»? – Не сразу прочитал я название. Думал, совсем ебанулись с этими чужеземцами.

Я вошел в трактир, желая хлебнуть винца.

— Так-так, — дверь за мной закрыли на ключ. – Проходи, чужестранец.

Мысли о вине сразу же улетучились, как только я понял, что попал.
Бармен спокойно протирал стаканчики, отвернувшись и «не замечая» происходящего.
Ебучие эльфы. Нет бы позвать ординаторов.

«Ассассин» стоял раком, связанный. Помимо его, меня и бармена в заведении находилось еще три данмера-расиста. Один закрыл за мной дверь, второй шлепал членом по голове ящера, ну а третий держал кинжал у моей мошонки.

— Что тут происходит? – спросил я, не сводя глаз с кинжала.
— Сейчас узнаешь, снимай штаны.

Когда моя голова оказалась напротив аргонианской, мне всё же разъяснили причину такого плачевного положения дел.
Свободный и бухающий ящер сильно накалял местных расистов-рабовладельцев-зоофилов. В итоге было решено загнать оному под хвост. А я просто зашел немного не вовремя.

— Ну и хуевый же из тебя ассасин! — зашипел я на Хулейю, когда один из эльфов начал смазывать мне пукан.
— Тыыы не понимаааешь! – затянула ящерица. — это ударило бы по репутации Мораг Тонг…

— А раздраконенный сракотан, значит, не ударит? — изо всех сил сжимая булки процедил я.

Хулейя издал непонятный звук, чем-то похожий то ли на вздох, то ли на глухой пердёж старика.

Я запричитал, призывая собравшихся быть людьми и разойтись. К сожалению, человеком из всех присутствующих был только я, причем во всех смыслах.
К моей радости, предложение выкупа собственного пердака сработало.
Я стал испуганно трястись и попросил хлебнуть винца, чтобы немного успокоится. Бармен опрометчиво подал мне стакан.

Меня не первый раз пытались выебать и, судя по всему, явно не последний. Не то, чтобы я был резко против говномесов, ебущих по тихому друг друга в жопу, — а в отношении гетеросексуальных связей так и за, — однако, насильственное привлечение к соитию в пердачилово возмущало меня до глубины души.

Я плеснул вино в глаза рядом стоящему эльфу и, воспользовавшись паузой, въебал стакан по самое донышко в глазницу другому. Минус один.
Охранявший дверь данмер поспешил на подмогу. Я пихнул ящерицу-убийцу ему под ноги и подхватил лук.

Без штанов, со смазанным анусом, я, что было силы, уебал луком облитому вином эльфу. Минус два. Натягивать тетиву не было времени, иначе был риск самому быть натянутым.
Последнего таки задушил ассассин-ящер, насрав на свою честь убийцы ночи. Я начал подозревать, что лишиться анальной девственности он не так уж и не хотел…

Схорониться мы решили… в библиотеке. Точнее, в местном магазинчике редких книг одного хаджита. Джобаша-библиотекарь с «начитанными» глазами ничуть не удивился нашим выпученным зенкам.
После пережитого у меня не было никакого желания общаться с аргонианином, а потому, получив необходимые доки, я быстро съебался из Квартала Чужеземцев.
Кстати, того данмера, чей гуар насрал, таки отпиздили. Я встретил его на выходе, в говне, с опухшим еблом, он ехал на гуаре в сторону Молаг Мара.

Пора было возвращаться домой. Хватит с меня. В конце концов, возьму в долг у Захара, если совсем денег не останется. Взглянув на список осведомителей, я обрадовался: там оставалось всего одно имя — Мехра Мило.

Это и вправду мило.


Добавить комментарий