Один из дней в тюрьме #3

Вымазать камеру говном — не лучшая идея для одиночника. Как выяснилось, в Киродииле, или, на имперском — Сиродииле (видимо, от слова «срать») совместных камер не бывает в принципе. Заключенные или ебутся или убивают друг друга, что нередко было взаимосвязано.

Так вот, про вымазывание. Новичку может показаться, что этот способ привлечет внимание стражи и его переведут в более человеческие условия содержания. Однако, это фатальное заблуждение. Мыть говно, чистить, прибирать — занятия ненавидимые стражниками. Какой мужик, да еще и в звании, захочет чистить говно? А платить уборщице не захочет ни один имперец. Вот и получается дилемма. Выход — зэк просто получает пизды и наводит порядок в камере сам. Это в обычных случаях. Вымазывание говном же действо настолько грязное и подлое, что простые побои явно не смогут передать всю ту бурю эмоций испытанных стражами при виде всего этого.

Я слышал, как стражники, общаясь между собой, упоминали про Сувалуса Копрофилуса -здоровяка, любившего засовывать дерьмо обратно в задницу провинившегося, а затем утрамбовывать хуем.

К счастью, или к сожалению, остальные стражи не отличались столь радикальным мышлением и просто заставляли съедать высратое. Ну а потом и выблеванное. Я сразу понял, что очередной «любитель внимания» прибыл в нашу обитель по крикам «пусть он жрёт», доносящимся из камеры Валена Дрета.

Несносный ублюдок, вот какое ему дело до чужого говна? Но нет же, визжит так, будто насрали у него в гостиной.

Я налил стакан воды и, принюхавшись, выпил. Вроде бы стражники не мыли там ноги. По крайней мере, не так воняет, как вчера. Крики и шум потасовки заставили меня оторвать задницу от неудобной табуретки и, со скуки, поглядеть, кого там потчуют.

О да, зрелище интереснейшее. Здоровенный орк, получая дубинками по морде и хером в жопу упирался и никак не хотел разжимать могучую челюсть. Этот пойдет до конца.

— Не сожрет он ни крошки — крикнул я возбужденному Валену — Можешь так не смотреть.

-Ой ой, сородич решил высказать свои никчемные предположения. — тут же принялся язвить эльф. — Мне даже теперь интересно, куда пихают орка? В говно, или в твое мнение?

Я не стал лезть в залупу. Этот данмер и так воспринимает всё слишком остро. Мало ли что может щелкнуть в его седой голове.

-Стража! — вдруг завопил Вален — А этот красноглазый назвал вас слабаками! Говорит, вам орка не сломить! Так и говорит! — кричал поганец.

Что ж. Козел отпущения — вот кто сейчас нужен был стражникам с уязвленным самолюбием. Орк и вправду не съел ни кусочка, зато ко мне уже ворвались три охранника. Удар по голове, брань, стягивание штанов, и я провалился во тьму забвения.